Первые шаги в понимании


свободы выражения мнения онлайн и офлайн


на основе действующего судебной практики Европейского суда по правам человека

1.1. Зачем эта брошюра об Интернете и свободе выражения мнения?


В последние годы Интернет значительно изменил нашу жизнь во многих сферах, включая способы доступа к информации и ее публикации. Но самое главное, он расширил сферу осуществления наших прав на свободу выражения мнения как путем предоставления доступа к различным источникам информации, так и путем значительной демократизации открытой публикации информации любого рода.

«В свете его доступности и возможности хранить и передавать огромное количество информации, Интернет играет важную роль в расширении общественного доступа к новостям и в содействии распространению информации в целом».

"Таймс Ньюспейперс Лтд" (Times Newspapers Ltd) против Соединенного Королевства (no 1 и 2), ЕСПЧ, 2009  

"Таймс Ньюспейперс Лимитид" (Times Newspapers Limited) против Соединенного Королевства (no 1 и 2), жалоба no. 3002/03 и 23676/03, решение от 10 марта 2009

Европейский суд по правам человека постановил, что не было несоразмерного вмешательства в свободу прессы в соответствии со статьей 10 Европейской конвенции о правах человека, когда суд предписал газете разместить сообщение в своих интернет-архивах с оповещением о том, что две статьи стали объектом судебного разбирательства по вопросу о клевете и не подлежат воспроизведению или использованию без предварительной консультации с юридическим отделом газеты.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-91706

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-1623

Таким образом, свобода выражения мнения - особенно в онлайн-среде - превратилась в аспект, который затрагивает каждого. Не только журналистов или НПО, деятельность которых связана с вопросами свободы выражения мнения.

«Создаваемые пользователями формы самовыражения в Интернете породили новую платформу для осуществления права на свободу выражения мнения».

"Делфи АС" (Delfi AS) против Эстонии 2015 [Большая Палата], ЕСПЧ, 2015  

"Делфи АС" (Delfi AS) против Эстонии (Большая Палата), жалоба no. 64569/09, решение от 16 июня 2015

Компания-заявитель владела одним из крупнейших интернет-порталов в Эстонии. В 2006 году после публикации статьи на портале о паромной компании под статьей был опубликован ряд комментариев, содержащих личные угрозы и оскорбительные формулировки, направленные в адрес владельца паромной компании. Делфи АС удалил оскорбительные комментарии по просьбе адвокатов владельца паромной компании через шесть недель после их публикации. Было возбуждено дело о диффамации в отношении компании-заявителя, которой в конечном итоге было приказано выплатить 320 евро в качестве компенсации. Признавая «важные преимущества, которые могут быть получены в Интернете при осуществлении свободы выражения мнения», Суд повторно постановил, что не было нарушения Статьи 10, и «ответственность за диффамацию или другие виды неправомерных высказываний в принципе должна быть сохранена и представлять собой эффективное средство правовой защиты от нарушений прав личности».

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-155105

Юридические выводы и комментарии:

Также в последнее время возникла необходимость в упрощении и разъяснении для широкой аудитории заинтересованной в предмете, основных концепций свободы выражения мнения и соответствующей судебной практики.

«Функция блогеров и популярных пользователей социальных сетей может также отождествляться с функцией «общественных наблюдателей» в том, что касается защиты, предоставляемой статьей 10».

Дело "Венгерский Хельсинский комитет" (Magyar Helsinki Bizottság) против Венгрии [Большая Палата], ЕСПЧ, 2016  

Венгерский хельсинский комитет (Magyar Helsinki Bizottság) против Венгрии, жалоба no. 18030/11, решение от 8 ноября 2016

Дело было возбуждено заявлением, направленным в Европейский суд Венгерским хельсинским комитетом после того, как национальные власти отказались предоставить ему доступ к информации о представителях защиты по должности, назначенных двумя полицейскими участками. Суд установил, что имело место нарушение права на свободу выражения мнения НПО-заявителя и сформулировал четыре пороговых критерия для оценки того, относится ли отказ в доступе к государственной информации к статье 10 Конвенции.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-167828

Юридические выводы и комментарии:

Хотя по данному вопросу было опубликовано много книг и юридических исследований для судей или других юристов-практиков, мы считаем, что в настоящее время существует еще большая необходимость упрощать и объяснять основы свободы выражения мнения, особенно те, которые применимы к цифровому миру. Все это представлено через призму действующей судебной практики Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), которая должна быть основным ориентиром для всех европейских пользователей Интернета.

Идея этой брошюры возникла также в результате некоторого личного опыта работы с темой свободы выражения мнения в последние годы:

Во-первых, тема представляется интересной не только для профессиональных журналистов, но и для других типов интернет-пользователей, имеющих разнообразную профессиональную подготовку и, как правило, не обладающих глубокими знаниями в области юриспруденции. Тем не менее, все они участвуют в распространении информации в Интернете и иногда заявляют о нарушении своих прав на свободу выражения мнения.

Во-вторых, процесс принятия решений по вопросу регулирования свободы выражения мнения часто кажется необдуманным, проводимым без выделения достаточного количества времени для длительных общественных обсуждений вопроса или для анализа подробных, глубоких и всесторонних докладов, которые могли бы лечь в основу принимаемых решений. Это наблюдение особенно актуально для некоторых стран Южной и Восточной Европы. Поэтому выдержки из доводов и заключений ЕСПЧ могут послужить общепризнанными точками отсчета и, как следствие, могут быть полезным инструментом убеждения в дискуссии.

В-третьих, сталкиваясь с современными потоками информации, многие пользователи ищут легкую для понимания, обработанную информацию, чтобы сформировать свое мнение (а не пассажи заумных юридических формулировок, которые могут показаться чем-то далеким или устаревшим (из прошлого века).

Но мы считаем, что большинство решений и доводов в защиту свободы выражения мнения в практике ЕСПЧ могут быть с легкостью поняты более широкой аудиторией, если информация будет представлена в удобной форме.

«Статья 10 Конвенции гарантирует свободу выражения мнения «каждому». Никакие различия не проводятся в зависимости от того, преследует ли лицо цель получения прибыли или нет».

Ней (Neij) и Сунде Колмисоппи (Sunde Kolmisoppi) против Швеции, ЕСПЧ, 2013  

Неий (Neij) и Сунде Кольмисоппи (Sunde Kolmisoppi) против Швеции, жалоба no. 40397/12, решение от 19 февраля 2013

Это дело касалось жалобы двух соучредителей «The Pirate Bay», одного из крупнейших в мире веб-сайтов для обмена файлами торрентов, что обвинение их в соучастии в нарушающих Закон об авторском праве преступлениях нарушило их свободу выражения мнения.

Суд признал жалобу неприемлемой как явно необоснованную и утверждал, что коллективное использование или предоставление другим лицам доступа к подобным материалам в Интернете, а также к материалам, защищенным авторским правом и предназначенным для получения прибыли, охватывается правом на «получение и распространение информации» согласно статье 10 (свобода выражения мнения) Конвенции. Вместе с тем он посчитал, что национальные суды справедливо сбалансировали конкурирующие интересы - право заявителей получать и распространять информацию и необходимость защиты авторских прав - при осуждении заявителей.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-117513

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-7408

1.2. Свобода выражения мнения. С чего начнем?


Свобода выражения мнения - это основополагающее право, которое широко реализуется, часто нарушается и все еще недостаточно хорошо понимается.

Когда нам не нравится то, что говорит кто-то другой, мы хотим, чтобы их заставили замолчать и наказали.

Когда мы хотим что-то сказать, формально в аналогичном ключе, что и высказывания, с которыми мы не согласны, мы думаем, что имеем право действовпть свободно.

У нас есть основополагающее право на свободу выражения мнения, но мы редко принимаем во внимание то, зачем оно нам нужно, почему, когда и каким образом это право может быть ограничено.

Свобода выражения мнения «применима не только к положительно воспринятой «информации» и «идеям», которые считаются безобидными или незначительными, но также и к тем высказываниям, которые оскорбляют, шокируют или вызывают беспокойство. Таковы требования плюрализма, терпимости и широты взглядов, без которых невозможно существование «демократического общества» .

Axel Springer против Германии [Большая Палата], ЕСПЧ, 2012  

Axel Springer против Германии [Большая Палата], жалоба no. 48311/10, решение от 7 февраля 2012

Компания-заявитель является издателем национальной ежедневной газеты с крупным тиражом, в которой в сентябре 2004 года на первой полосе была опубликована статья о звезде популярного телесериала, которая была арестована на Мюнхенском пивном фестивале за хранение кокаина. Статья была дополнена более подробной статьей на другой странице. Сразу после появления этой статьи актер добился запрета на любую дальнейшую публикацию статьи. Компания-заявитель жаловалась на судебный запрет, введенный против нее, в связи с сообщением об аресте и осуждении актера, о котором идет речь.

Суд постановил, что имело место нарушение статьи 10 (свобода выражения мнения) Конвенции, установив, что ограничения, налагаемые на компанию-заявителя, не были разумно пропорциональны законной цели защиты репутации или прав других лиц.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-145700

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-9955

Согласованной позиции по вышеуказанным утверждениям нет. К счастью, есть множество политических философов, юридических документов и судебных решений, которые дают нам некоторые ориентиры. Более того, поскольку юридическая и судебная реализация этого права в различных обстоятельствах всегда динамична, каждый теоретически имеет возможность высказаться и повлиять на правоприменительную практику. Для этого нам и нужно лучше понимать сущность права на свободу выражения мнения.

Ниже приводится краткое изложение некоторых ключевых концепций права на свободу выражения мнения.

Что такое свобода выражения мнения?


«Свобода выражения мнения является одной из важнейших основ демократического общества и одним из основных условий развития этого общества и самореализации каждого человека».

Axel Springer против Германии [Большая Палата], ЕСПЧ, 2012  

Axel Springer против Германии [Большая Палата], жалоба no. 48311/10, решение от 7 февраля 2012

Компания-заявитель является издателем национальной ежедневной газеты с крупным тиражом, в которой в сентябре 2004 года на первой полосе была опубликована статья о звезде популярного телесериала, которая была арестована на Мюнхенском пивном фестивале за хранение кокаина. Статья была дополнена более подробной статьей на другой странице. Сразу после появления этой статьи актер добился запрета на любую дальнейшую публикацию статьи. Компания-заявитель жаловалась на судебный запрет, введенный против нее, в связи с сообщением об аресте и осуждении актера, о котором идет речь.

Суд постановил, что имело место нарушение статьи 10 (свобода выражения мнения) Конвенции, установив, что ограничения, налагаемые на компанию-заявителя, не были разумно пропорциональны законной цели защиты репутации или прав других лиц.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-145700

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-9955

  • Она является важным инструментом реализации права на свободу совести
  • Она допускает выбор по совести, основанный на соблюдении определенных ценностей, и, следовательно, предоставляет личную независимость и определяет индентичность каждого человека
  • Она способствует развитию знаний и взаимопонимания за счет обсуждения социальных и нравственных ценностей, а также создания платформы для обмена идеями
  • Она позволяет распространять политические идеи и, следовательно, способствует развитию демократии
  • Она укрепляет терпимость, позволяя другим выражать себя
  • Она способствует художественному развитию и содействует образовательному и научному прогрессу 1

Из чего состоит свобода выражения мнения?

  • право распространять информацию во всех формах и любыми средствами;
  • право получать информацию.
Свобода выражения мнения "применяется не только к содержанию информации, но и к средствам ее распространения, поскольку любое ограничение, налагаемое на такие средства, обязательно препятствует праву на получение и передачу информации».

Озтюрк (Özturk) против Турции [Большая Палата], ЕСПЧ, 1999

Почему мы ограничиваем свободу выражения мнения?

  • Потому что она вмешивается в осуществление других прав (права на неприкосновенность частной жизни, права на справедливое судебное разбирательство, права на свободу мысли, совести и религии) или она выходит за рамки основных границ прав человека (запрет на дискриминацию и злоупотребление правами)
  • Потому что она реализуется недобросовестно (публикация непроверенных фактов, чисто оскорбительных высказываний, не служащих общественным интересам и т.д.)
  • Потому что она наносит ущерб и не представляет общественного интереса
  • Потому что она ставит под угрозу защиту демократии или правопорядка (разглашение государственной тайны, риcк нарушения мира и т. д.)
«Как установлено в статье 10, в отношении свободы выражения мнения действуют исключения, которые, однако, не терпят вольного толкования, а необходимость каких-либо ограничений должна быть убедительно установлена».

Axel Springer против Германии [Большая Палата], ЕСПЧ, 2012  

Axel Springer против Германии [Большая Палата], жалоба no. 48311/10, решение от 7 февраля 2012

Компания-заявитель является издателем национальной ежедневной газеты с крупным тиражом, в которой в сентябре 2004 года на первой полосе была опубликована статья о звезде популярного телесериала, которая была арестована на Мюнхенском пивном фестивале за хранение кокаина. Статья была дополнена более подробной статьей на другой странице. Сразу после появления этой статьи актер добился запрета на любую дальнейшую публикацию статьи. Компания-заявитель жаловалась на судебный запрет, введенный против нее, в связи с сообщением об аресте и осуждении актера, о котором идет речь. Суд постановил, что имело место нарушение статьи 10 (свобода выражения мнения) Конвенции, установив, что ограничения, налагаемые на компанию-заявителя, не были разумно пропорциональны законной цели защиты репутации или прав других лиц.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-145700

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-9955

Какими должны быть эти ограничения?


  • Предусмотрены законом
  • Преследуют законную цель (защитить другие права и интересы)
  • Необходимы в демократическом обществе (должна быть насущная общественная необходимость)
  • Пропорциональны

Выражение мнения может принимать различные формы: устная и письменная речь, произведения искусства, фильмы, театральные, музыкальные и другие исполнительские виды искусства или мероприятия, в том числе разрушение имущества, когда такой акт имеет «выразительное» содержание (примеры из жизни включают в себя сжигание национального флага, швыряние банки с краской в статую). Отказ от выражения мнения также является формой реализации права на свободу выражения мнения (право хранить молчание).

Свобода выражения мнения охватывает широкий спектр коммуникаций, от политической, до научной художественной, деловой коммуникации, причем для каждой из них предусматриваются различные уровни защиты. Свобода выражения мнения включает в себя право доступа к информации, которое в случае журналистов может означать получение доступа к информации в государственном учреждении, в том числе в судах, или к публичному документу, включая данные секретных служб. Тогда как в случае с рядовыми гражданами оно может подразумевать отсутствие цензуры при доступе к информации в Интернете.

Мнения могут распростряняться по различным каналам: печатные СМИ, книги, письма, плакаты, вещательные каналы и, конечно же, в последние годы - в основном через Интернет.

1.3. 1.3 Свобода выражения мнения как основополагающее право


В качестве основополагающего права человека право на свободу выражения мнения гарантируется рядом международных договоров и документов, содержащих нормы международного права.

Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций в 1948 году, гарантирует право на свободу cлова в статье 19, как и Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый тем же органом в 1966 году; он гарантирует право на свободное выражение своего мнения также согласно статье 19.

Хартия основных прав Европейского Союза была принята в 2000 году Европейским парламентом, Советом министров и Европейской комиссией и вступила в силу в 2009 году. Она считается «Конституцией» Европейского союза. Данный документ также защищает право на свободу слова в соответствии со статьей 11.

Особое значение имеет Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Европейская конвенция по правам человека, Конвенция, ЕКПЧ) Совета Европы, открытая для подписания в 1950 году. Свобода выражения мнения провозглашается в 10 статье Конвенции. Конвенция вступила в силу в 1953 году и с течением времени претерпела ряд поправок, принятых в форме 16 протоколов 2 к Конвенции. Некоторые протоколы к Конвенции еще не ратифицированы каждой страной-участницей. Европейский суд по правам человека является органом контроля за соблюдением Конвенции в 47 государствах-членах Совета Европы.

Поскольку Европейская конвенция по правам человека является основным документом по правам человека для государств, входящих в Совет Европы, основное внимание в этой брошюре будет уделено судебной практике Европейского суда по правам человека.

timeline

Статья 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод

Свобода выражения мнения


1
1. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Настоящая статья не препятствует государствам осуществлять лицензирование радиовещательных, телевизионных или кинематографических предприятий.
2
Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия. .

1.4. Как следует пользоваться этой брошюрой


Объем осуществления права на свободу выражения мнения основан на изменениях, произошедших в соответствующих философских, политических и правовых концепциях. Содержание данного права следует анализировать с учетом конкретных географических, правовых и социальных условий. В большинстве случаев это предполагает соблюдение баланса с другими правами и фундаментальными ценностями.

Поэтому дела, приведенные в настоящей брошюре, следует воспринимать как отправную точку анализа свободы выражения мнений. Судебная практика ЕСПЧ, постоянно меняется, а иногда и сама себе противоречит. Иногда она даже подвергается критике, поскольку время от времени решения ЕСПЧ разочаровывают тех, кто продвигает основополагающие права на свободу выражения мнения и доступ к информации. Более того, техническое развитие Интернета может изменить определенные позиции, которые сформировались на сегодняшний день, и которые могут быть применены в будущих судебных делах и решениях.

Тем не менее, судебная практика ЕСПЧ часто может быть и провидческоц, а также имеет важное значение для продвижения основополагающих стандартов предоставления прав на свободу выражения мнения и доступа к информации с точки зрения закона.

Стоит отметить, что отбор и анализ решений из текущей судебной практики ЕСПЧ имеет свои особенности. Прежде всего, информация, содержащаяся в этой брошюре, ни в коем случае не содержит юридических рекомендаций. Во-вторых, составители этой брошюры были вынуждены ограничить объемы представленной в ней информации (профессиональные юристы могут посчитать это недостатком). Кроме того, выбор областей и дел заставил нас каснуться некоторых важных аспектов весьма бегло - например, вопросов, касающихся «языка вражды» или «защиты журналистких источников информации».

Кроме того, чтобы упростить восприятие содержания брошюры, некоторые цитаты из внутренних ссылок на другие дела ЕСПЧ или документы были сокращены. Также ссылки на конкретные дела приведены в наиболее краткой форме по схеме «Наименование истцов, против, Страна, год». Дела, рассмотренные Большой палатой, отмечены особым образом. Чтобы выделить основные ключевые слова, имеющие значение для читателя, редакторы обозначили их кавычками.

Более подробная информация содержится в веб-версии, доступной по адресу https://cases.internetfreedom.blog, включая краткую аннотацию каждого дела и ссылки на полные тексты решений или краткое изложение сущности дела.

Мы также должны признать, что нашей работе помог не только тот факт, что вся информация, касающаяся судебной практики ЕСПЧ, была общедоступна в Интернете, но также нам помогло и то, что есть различные другие проекты и публикации, которые систематизировали или подробно проанализировали большую часть судебной практики ЕСПЧ по статье 10.

Мы приводим здесь наиболее важные из таких проектов и публикаций, особенно для пользователей, которым может потребоваться или будет необходимо более подробно изучить определенные особенности реализации права на свободу выражения мнения:

  • Информационный бюллетень по судебной практике и делам, ожидающих рассмотрения в Суде, составленный пресс-службой Суда 3
  • Агентство по основным правам - База данных судебной практики представляет собой собрание решений из практики Суда Справедливости Европейского Союза (Суд ЕС) и Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) с прямыми ссылками на Хартию основных прав Европейского Союза 4
  • Интернет: судебная практика Европейского суда по правам человека (2015) 5
  • Судебная практика по свободе выражения мнения в Европе по статье 10 Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (2007)6 6
  • Свобода выражения мнения, СМИ и журналисты. Судебная практика Европейского суда по правам человека - опубликовано Европейской аудиовизуальной обсерваторией (2015) 7
  • Руководство по применению статьи 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод - (2004) Свобода выражения мнения и диффамация - Исследование судебной практики Европейского суда по правам человека (2016) С текстом можно ознакомиться здесь: https://rm.coe.int/16806ac95b Медиарегуляторы и "язык вражды" (2017 10
  • Блог Страсбургских наблюдателей Центра по правам человека Гентского университета в Бельгии 11
  • Свобода выражения мнения на глобальном уровне - Колумбийский университет - база данных, включающая в себя более 1027 дел по всему миру12 12

Регулирование содержания

Свобода от цензуры является наиболее значительным тезисом, сформулированным во имя свободы выражения мнения. Возможно, он даже является отправной точкой для установления этого права. Тем не менее, цензура может принимать и законные формы. Предварительные ограничения (судебные предписания, запрещающие публикацию определенных материалов) и изъятие публикаций могут быть признаны приемлемыми формами регулирования контента, даже несмотря на их спорный или противоречивый характер.

Цензура представляет собой систему контроля выпуска книг, фильмов, писем и т.д. Под цензуру могут подпадать даже комментарии пользователей в Интернете. Возможно наличие государственной цензуры (осуществляемой через государственные службы в рамках национальных законов и правил). Цензура также может принимать и частную форму, когда частное лицо решает воздержаться от определенных высказываний на общественном (публичном) уровне. Случаи частной цензуры сложнее доказать и оспорить. Например, редакторы частного СМИ будут ссылаться в своих доводах на свободу редакционной политики по вопросу отказа от публикации в своем издании статьи какого-либо журналиста. Пользователю, публикующему комментарий на веб-сайте, вероятнее всего в качестве довода будут представлены пользовательское соглашение с правилами поведения на сайте и соответствующие нормативные положения

Такие аргументы, как:


  • необходимость предоставления справедливого судебного разбирательства,
  • необходимость защиты детей, здоровья и нравственности,
  • необходимость защиты репутации или прав других лиц,
  • необходимость предотвращения раскрытия информации, полученной конфиденциально, или
  • в интересах национальная безопасности
все они используются в качестве доводов в пользу регулирования содержания и правовых оснований для этого.

Для предотвращения чрезмерного применения карательных мер, направленных на регулирование содержания, которые, как следствие, приводят к подавлению свободы выражения мнения, Европейский суд по правам человека развил обширную судебную практику. Некоторые руководящие принципы можно найти ниже.

element cheie Ключевые аспекты соответствующих дел ЕСПЧ


Изъятие публикаций и предварительный запрет - только при строгом контроле суда

«(...) риски, связанные с предварительным запретам, таковы, что они требуют тщательного изучения со стороны Суда. Это особенно касается прессы, поскольку новость - это «скоропортящийся товар», и отсрочка ее публикации даже на короткий период вполне может лишить ее всей своей ценности и актуальности».

"Обсервер" (Observer) и "Гардиан" (Guardian) против Соединенного Королевства, 1991  

"Обсервер" (Observer) и "Гардиан" (Guardian) против Соединенного Королевства, жалоба №. 13585/88, решение от 26 ноября 1991 года

Газеты Observer и Guardian подали жалобу в Европейский суд по правам человека после того, как национальные суды приняли судебное предписание на запрет публикаций конкретных статей на том основании, что они поставят под угрозу национальную безопасность. ЕСПЧ вынес решение в пользу газет.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-57705

Юридические выводы и комментарии: https://rm.coe.int/168007ff48

«Последствием судебного запрета явилось ... частичное цензурирование работы заявителя и существенное сокращение его возможностей выступать перед широкой аудиторией с заявлениями, имеющими свое значение в рамках общественной дискуссии и существование которых не может отрицаться. Неважно, что его точка зрения представляет собой мнение меньшинства и может показаться необоснованной в сфере, в которой вряд ли существует какая-либо определенность. Было бы особенно безосновательно ограничивать свободу выражения мнения только общепринятыми идеями».

Хертель (Hertel) против Швейцарии, 1998  

Гертель (Hertel) против Швейцарии, жалоба no. 25181/94, решение от 25 августа 1998

Заявителю, г-ну Гертелю, было запрещено публиковать статьи на тему потенциальной опасности использования микроволновых печей для здоровья. Суд счел, что запретительные меры несоразмерны, и, таким образом, имело место нарушение статьи 10.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-59366

Юридические выводы и комментарии:

«... однако обратите внимание на то, что предварительные запреты могут с большей вероятнотью быть признаными как допустимые в делах, в которых нет острой необходимости в немедленной публикации материала и когда не усматривается очевидного вклада в дискуссию, представляющую общественный интерес. (...) Следует помнить об ограниченном действии статьи 10 в части ограничений свободы печатных СМИ публиковать материалы, которые вносят вклад в обсуждение вопросов, представляющих общественный интерес».

Мосли (Mosley) против Соединенного Королевства, 2011  

Мосли (Mosley) против Соединенного Королевства, жалоба no. 48009/08, решение от 10 мая 2011

Г-н Мосли обратился с жалобой в Европейский суд по правам человека после публикации в Соединенном Королевстве статей, нарушающих его право на неприкосновенность частной жизни. Даже если он выйграл в суде возмещение за моральный ущерб, г-н Мосли обратился с жалобой в Европейский суд по правам человека, что отсутствие юридического требования к средствам массовой информации в предоставлении предварительного уведомления лицу до публикации частных сведений (предварительное уведомление) нарушает право на неприкосновенность частной жизни. Европейский суд по правам человека единогласно постановил, что отсутствие таких правовых требований предварительного уведомления в отношении газет не нарушает его права на неприкосновенность частной жизни.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-104712

Юридические выводы и комментарии:

Политическая речь - самая защищенная форма высказываний
«(...) свобода политической дискуссии лежит в основе концепции демократического общества, преобладающей во всей Конвенции. Пределы приемлемой критики, соответственно, более широки в отношении политика как такового, чем в отношении частного лица. В отличие от последнего, первый неизбежно и сознательно соглашается на внимательное изучение каждого своего слова и поступка как журналистами, так и широкой общественностью, и поэтому он должен проявлять большую степень терпимости. Несомненно, согласно статье 10 п. 2 репутация других, то есть всех людей, защищается, и эта защита распространяется также и на политиков, даже если они не действуют в своем личном качестве; но в таких случаях требования такой защиты должны быть взвешены относительно интересов открытого обсуждения политических вопросов». ."

Лингенс (Lingens) против Австрии, 1986  

Лингенс (Lingens) против Австрии, жалоба no. 9815/82, решение от 8 июля 1986

ЕСПЧ удовлетворил жалобу г-на Лингенса, подавшего её после привлечения к уголовной ответственности за диффамацию. Журналист был осуждён после того, как он подверг резкой критике в своих статьях бывшего канцлера Австрии. Он использовал такие слова, как «самый низкий оппортунизм», «аморальный» и «недостойный», чтобы описать поведение политика.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-57523

Юридические выводы и комментарии: https://globalfreedomofexpression.columbia.edu/cases/lingens-v-austria/

«Пределы допустимой критики более широки в отношении Правительства, чем в отношении частного гражданина или даже политика. В демократической системе действия Правительства или его бездействие должны подвергаться пристальному вниманию не только со стороны законодательных и судебных органов, но также и прессы, и общественного мнения. Кроме того, доминирующее положение, которое занимает Правительство, заставляет его проявлять сдержанность в применении уголовного судопроизводства, особенно там, где имеются другие средства для ответа на необоснованные нападения и критику со стороны его противников или СМИ».

Кастеллс (Castells) против Испании, 1992  

Кастеллс (Castells) против Испании, жалоба no. 11798/85, решение от 23 апреля 1992

Г-н Кастеллс, испанский политик, был привлечен к уголовной ответственности (приговорен к тюремному заключению; на тот же срок ему также было запрещено занимать какие-либо государственные посты и заниматься профессиональной деятельностью, и он должен был возместить расходы по оплате судебных издержек) за серьезные обвинения в адрес правительства. Г-н Кастеллс был лишен права доказывать правоту своих утверждений. Европейский суд по правам человека постановил, что имело место нарушение статьи 10.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-57772

Юридические выводы и комментарии: https://globalfreedomofexpression.columbia.edu/cases/castells-v-spain/

У СМИ особенная защита по Конвенции
«Как отметил Суд в своем решении по делу "Хэндисайд" (Handyside), свобода выражения мнения является одной из основ демократического общества; в соответствии с пунктом 2 статьи 10, она применима не только к положительно воспринятой информации, которая считается безобидной или незначительной, и аналогичным идеям, но также и к тем, которые оскорбляют, шокируют или вызывают беспокойство государства или любого слоя населения (...). Эти принципы имеют особое значение для прессы».

"Сандей Таймс" (Sunday Times) против Соединенного Королевства, 1979  

"Сандей Таймс" (the Sunday Times) против Соединенного Королевства, жалоба no. 6538/74, решение от 26 апреля 1979

Европейский суд по правам человека удовлетворил жалобу издания The Sunday Times, которая была подана после того, как английские суды постановили прекратить выпуск газетной статьи о серьезных рисках для здоровья, связанных с наркотиками (талидомида). В статье обсуждались также переговоры о поселении «детей талидомида», после того, как беременные женщины использовали талидомидный препарат, что привело к серьезным врожденным дефектам.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-57584

Юридические выводы и комментарии: https://globalfreedomofexpression.columbia.edu/cases/the-sunday-times-v-united-kingdom/

«Хотя пресса не должна переступать границы, установленные, в частности, для «защиты репутации других лиц», тем не менее, она обязана распространять информацию и идеи по политическим вопросам, так же как и в других областях, представляющих общественный интерес. Но не только перед прессой ставится задача предоставлять такую информацию и идеи: общественность также имеет право на их получение (...). В этой связи Суд не может согласиться с мнением, выраженным в решении Венского апелляционного суда, о том, что задачей прессы было распространение информации, которая должна была быть интерпретирована прежде всего читателем (... ). Кроме того, свобода печати предоставляет общественности один из лучших способов получения и формирования мнений об идеях и взглядах политических лидеров».

Лингенс (Lingens) против Австрии, 1986  

Лингенс (Lingens) против Австрии, жалоба no. 9815/82, решение от 8 июля 1986

ЕСПЧ удовлетворил жалобу г-на Лингенса, подавшего её после привлечения к уголовной ответственности за диффамацию. Журналист был осуждён после того, как он подверг резкой критике в своих статьях бывшего канцлера Австрии. Он использовал такие слова, как «самый низкий оппортунизм», «аморальный» и «недостойный», чтобы описать поведение политика.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-57523

Юридические выводы и комментарии: https://globalfreedomofexpression.columbia.edu/cases/lingens-v-austria/

«В данном деле заявитель выразил свои взгляды, опубликовав их в газете. Поэтому следует признать, что пресса играет исключительную роль в правовом государстве. (...) Если бы это было иначе, пресса не смогла бы играть свою жизненно важную роль «общественного наблюдателя».

Торгерсон (Thorgeirson) против Исландии, 1992  

Торгерсон (Thorgeirson) против Исландии, жалоба no. 13778/88, решение от 25 июня 1992

Г-н Торгерсон написал статью, призывающую к расследованию жестокости полиции. Он использовал резкие выражения, такие как: «дикие звери в униформе, которые, молча ли, нет ли, - пресмыкаются в джунглях ночной жизни нашего города». Он был приговорен к уголовной ответственности за диффамацию неуказанных членов полиции. По жалобе г-на Торгерсона Европейский суд по правам человека признал его невиновным, считая, что его осуждение представляет собой нарушение статьи 10.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-57795

Юридические выводы и комментарии: https://rm.coe.int/168007ff48

Ограничения свободы выражения мнения - только если необходимы в демократическом обществе
«Спорным остается вопрос, была ли информация в отчете достаточно секретной, чтобы оправдать превентивные меры для ее распространения. . [...] В связи с этим Суд указывает, что он уже выносил решение об отсутствии необходимости препятствовать раскрытию определенной информации, если таковая уже была обнародована или перестала быть конфиденциальной. [...] Словом, поскольку эта мера не была необходима в демократическом обществе, имело место нарушение статьи 10."

Веренигинг Веекблад Блаф! (Vereniging Weekblad Bluf!) против Нидерландов, 1995  

Веренигинг Веекблад Блаф! (Vereniging Weekblad Bluf!) против Нидерландов, жалоба №. 16616/90, решение от 09 февраля 1995 года

Заявитель - голландская ассоциациация, издававшая еженедельный журнал под названием Bluf!. В 1987 году Bluf! получил конфиденциальный отчет голландской внутренней секретной службы и решил опубликовать его. Как следствие, их помещение обыскали по приказу следователя. Весь тираж этого Bluf! вопрос был изъят. В ту ночь, штат Bluf! тайно перепечатал этот выпуск, и на следующий день на улицах было распространено около 2500 экземпляров. После закрытия расследования никаких уголовных обвинений в отношении сотрудников Bluf! не было предъявлено, но голландские суды утверждали, что все копии этого выпуска должны быть изъяты из публичного обращения. Европейский суд по правам человека установил, что голландские власти нарушили статью 10 Конвенции.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-57915

Юридические выводы и комментарии: http://merlin.obs.coe.int/iris/1995/3/article6.en.html

«(...) ограничение свободы выражения мнения в интересах национальной безопасности не следует рассматривать как необходимость, если только не существует «острой социальной необходимости» для ограничения и оно «пропорционально преследуемым законным целям».

"Обсервер" (Observer) и "Гардиан" (Guardian) против Соединенного Королевства, 1991  

"Обсервер" (Observer) и "Гардиан" (Guardian) против Соединенного Королевства, жалоба №. 13585/88, решение от 26 ноября 1991 года

Газеты Observer и Guardian подали жалобу в Европейский суд по правам человека после того, как национальные суды приняли судебное предписание на запрет публикаций конкретных статей на том основании, что они поставят под угрозу национальную безопасность. ЕСПЧ вынес решение в пользу газет.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-57705

Юридические выводы и комментарии: https://rm.coe.int/168007ff48

«Прилагательное «необходимый», по смыслу статьи 10 п. 2, предполагает существование «насущной социальной необходимости».»

"Обсервер" (Observer) и "Гардиан" (Guardian) против Соединенного Королевства, 1991  

"Обсервер" (Observer) и "Гардиан" (Guardian) против Соединенного Королевства, жалоба №. 13585/88, решение от 26 ноября 1991 года

Газеты Observer и Guardian подали жалобу в Европейский суд по правам человека после того, как национальные суды приняли судебное предписание на запрет публикаций конкретных статей на том основании, что они поставят под угрозу национальную безопасность. ЕСПЧ вынес решение в пользу газет.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-57705

Юридические выводы и комментарии: https://rm.coe.int/168007ff48

Оскорбительные высказывания как защищенная речь
«По мнению Суда, статья заявителя и, в частности, слово Trottel [«идиот»], безусловно, может считаться полемичной, но они не установили на этот счет, что это беспристрастное нападение на отдельного человека, поскольку автор предоставил им объективно понятное разъяснение, основывающееся на речи г-на Хайдера, которая сама была провокационной. (...). Это правда, что публичное "Trottel" в адрес политика может оскорбить его. Однако в данном случае это слово не кажется несоразмерным возмущению, сознательно вызванному г-ном Хайдером. Что касается полемичной тональности статьи, не следует считать, что Суд ее одобряет, но следует помнить, что статья 10 защищает не только суть высказанных идей и высказанной информации, но также и форму, в которой они переданы».

Обершлик (Oberschlick) против Австрии, 1997  

Обершлик (Oberschlick) против Австрии, жалоба no. 20834/92, решение от 1 июля 1997

Обершлик, журналист, был приговорен к уголовной ответственности за диффамацию за публикацию статьи о высокопоставленном австрийском политике, о котором он писал: «Я скажу об Йорге Хайдере, во-первых, что он не нацист и, во-вторых, что он однако идиот. Это я подтверждаю следующим образом (...)». Австрийские суды назначили штраф по уголовному делу и постаовили изъять оспариваемую публикацию из оборота. Европейский суд по правам человека установил, что имело место нарушение статьи 10.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-58044

Юридические выводы и комментарии: http://merlin.obs.coe.int/iris/1997/7/article4.en.html

«Суд согласен с тем, что описание поведения С.П. (S.P.), как поведение «церебрального банкрота» (...), действительно было чрезмерным и может на законных основаниях считаться оскорбительным. Вместе с тем отмечается, что оспариваемое замечание было оценочным суждением, как признано Правительством. Это правда, что в отсутствие какой-либо фактической основы даже оценочные суждения могут считаться чрезмерными. Тем не менее, в настоящем деле были подробно изложены факты, на которых основывалось оспариваемое заявление; (...) С учетом обстоятельств активного обсуждения, в котором мнения выражались не очень сдержанно (...), Суд интерпретировал оспариваемое высказывание как выражение категоричного несогласия с позицией С.П., даже презрения к его точке зрения, а не как фактическую оценку его интеллектуальных способностей. В свете этого, описание речи и поведения парламентария можно считать достаточной основой для заявления автора. (...) Суд считает, что даже оскорбительные высказывания, которые могут выходить за рамки защиты свободы выражения мнения, если их единственная цель заключается в оскорблении, может быть защищена статьей 10, если высказывание служит лишь стилистическим целям. (...) Суд считает, что это высказывание не представляет собой необоснованное нападение на С.П».

Младина Д.Д. Любляна (Mladina D.D. Ljubliana) против Словении, 2014  

Младина Д.Д. Любляна (Mladina D.D. Ljubliana) против Словении, жалоба no. 20981/10, решение от 17 апреля 2014

Mladina, еженедельный новостной журнал в Словении, обратился с жалобой в Европейский суд по правам человека после того, как ему было приказано заплатить 3 000 евро в качестве компенсации политику. В контексте обсуждения прав ЛГБТ политик выступил с противоречивыми заявлениями. Еженедельное издание жестко порицала политика, сообщая, среди прочего, о том, что его поведение было «типичным отношением церебрального банкрота, которому повезло жить в стране с такими ограниченными людскими ресурсами, что человек его характеристик может даже оказаться в парламенте, тогда как в нормальной стране, достойной малейшего уважения, он даже не смог бы стать дворником в средней городской начальной школе». Европейский суд по правам человека вынес решение в пользу еженедельного журнала, заявив, что имело место нарушение статьи 10.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-142424

Юридические выводы и комментарии: https://strasbourgobservers.com/2014/05/05/if-you-cant-stand-the-heat-dont-turn-up-the-oven-strasbourg-court-expands-tolerance-for-criticism-of-xenophobia-to-criticism-of-homophobia/

«(...) Формулировки обеих статей были особенно резкими. Однако, принимая во внимание их цель и влияние, которое они должны были оказать, Суд считает, что используемый стиль не может считаться чрезмерным. (...) осуждение и приговор были способны воспрепятствовать открытому обсуждению вопросов, представляющих общественный интерес». .

Торгерсон (Thorgeirson) против Исландии, 1992  

Торгерсон (Thorgeirson) против Исландии, жалоба no. 13778/88, решение от 25 июня 1992

Г-н Торгерсон написал статью, призывающую к расследованию жестокости полиции. Он использовал резкие выражения, такие как: «дикие звери в униформе, которые, молча ли, нет ли, - пресмыкаются в джунглях ночной жизни нашего города». Он был приговорен к уголовной ответственности за диффамацию неуказанных членов полиции. По жалобе г-на Торгерсона Европейский суд по правам человека признал его невиновным, считая, что его осуждение представляет собой нарушение статьи 10.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-57795

Юридические выводы и комментарии: https://rm.coe.int/168007ff48

Ограниченный доступ к общественно важной информации, опубликованной добросовестно
«Суд вновь подчеркивает, что в соответствии с пунктом 2 статьи 10 существует мало возможностей для ограничений свободы выражения мнения в области политических высказываний или политической дискуссии в тех случаях, где свобода выражения мнения имеет первостепенное значение или по вопросам, представляющим общественный интерес».

Эон (Eon) против Франции, 2013  

Эон (Eon) против Франции, жалоба no. 26118/10, решение от 14 марта 2013

В 2013 году Европейский суд по правам человека вынес решение в пользу активиста, который был привлечен к уголовной ответственности за оскорбление президента Франции Николя Саркози. Г-н Эон, активист, держал плакат с надписью «Отвали, идиот несчастный!» во время публичного выступления президента Франции в 2008 году. Г-н Эон был арестован и впоследствии приговорен к выплате штрафа.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-117137 and http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-117742

Юридические выводы и комментарии:

«... (...) нельзя забывать об исключительной роли прессы в правовом государстве. Хотя она не должна переступать различные границы, установленные, помимо прочего для предотвращения беспорядков и защиты репутации других людей, все-таки ее долг состоит в том, чтобы распространять информацию и идеи по политическим вопросам и по другим вопросам, представляющим общественный интерес».

Кастеллс (Castells) против Испании, 1992  

Кастеллс (Castells) против Испании, жалоба no. 11798/85, решение от 23 апреля 1992

Г-н Кастеллс, испанский политик, был привлечен к уголовной ответственности (приговорен к тюремному заключению; на тот же срок ему также было запрещено занимать какие-либо государственные посты и заниматься профессиональной деятельностью, и он должен был возместить расходы по оплате судебных издержек) за серьезные обвинения в адрес правительства. Г-н Кастеллс был лишен права доказывать правоту своих утверждений. Европейский суд по правам человека постановил, что имело место нарушение статьи 10.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-57772

Юридические выводы и комментарии: https://globalfreedomofexpression.columbia.edu/cases/castells-v-spain/

«Статьи, в связи с публикацией которых заявитель был обвинен, касались вопросов, представляющих общественный интерес: управление государственным имуществом и действия политиков по выполнению возложенных на них функций. . (...) Более того, ​ Суд убежден в том, что журналистская свобода предполагает некоторую долю преувеличения или даже провокации. (...) В данном деле Суд, как и Комиссия, отмечает, что отсутствуют доказательства того, что приведенные в статьях заявителя факты полностью не соответствуют действительности и использованы в целях разжигания диффамационной кампании (...)».

Далбан (Dalban) против Румынии, 1999  

Далбан (Dalban) против Румынии, жалоба no. 28114/95, от 28 сентября 1999

Далбан, журналист, был признан виновным в уголовной диффамации, получил условный приговорс обязанностью оплатить издержки, вытакающие из публикации нескольких его статей. Оспариваемые статьи содержали обвинения в адрес сенатора и главы государственной сельскохозяйственной компании. Европейский суд по правам человека вынес решение в пользу журналиста.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-58306

Юридические выводы и комментарии: http://echr.coe.int/Documents/Reports_Recueil_1999-VI.pdf

«Статья 10 "защищает права журналистов" на разглашение информации, представляющей общий интерес, при условии, что они действуют добросовестно и пользуются достоверной фактической основой и предоставляют надежную и точную информацию в соответствии с этикой журналистики».

Фрессоз (Fressoz) и Руар (Roire) против Франции [Большая Палата], 1999  

Фрессоз (Fressoz) и Руар (Roire) против Франции [Большая Палата], жалоба no. 29183/95, решение от 21 января 1999

В своем решении в отношении Фрессоза и Руара Европейский суд по правам человека постановил, что уголовное осуждение за хранение фотокопий налоговых документов было нарушением статьи 10. Документы использовались для публикации статьи с подробными сведениями о повышении заработной платы председателю автомобильной компании Peugeot в сатирическом еженедельнике "Канар аншене" (Le Canard enchaîné).

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-58906

Юридические выводы и комментарии: http://www.echr.coe.int/LibraryDocs/DG2/HRFILES/DG2-EN-HRFILES-18(2007).pdf

«В ситуациях, когда, с одной стороны, делается заявление о факте и приводятся недостаточные доводы, чтобы доказать этот факт, а с другой стороны, журналист обсуждает вопрос, представляющий подлинный общественный интерес, проверка, действовал ли журналист профессионально и добросовестно, становится первостепенной задачей».

Джулфер Предеску (Ghiulfer Predescu) против Румынии, 2017  

Джулфер Предеску (Ghiulfer Predescu) против Румынии, жалоба no. 29751/09, Решение от 27 июня 2017

Предеску - румынская журналистка, выразившая свое мнение о личности местного мэра на телешоу, где заявила о его связях с подпольными предприятиями в городе. Мэр подал на нее в суд, и в ходе гражданского процесса журналистка не смогла предоставить четкую фактическую основу для своих заявлений. Предеску пожаловалась в Европейский суд по правам человека, который решил, что ее высказывания представляют собой мнение, были сделаны добросовестно и имели разумную фактическую основу. Также принимая во внимание значительный размер возмещения ущерба, имело место нарушение статьи 10.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-174614

Юридические выводы и комментарии: http://merlin.obs.coe.int/iris/2017/8/article2.en.html

Принимаемые меры ответственности (наказания) должны быть пропорциональными
«(...) при этом наложенное на автора наказание, строго говоря, уже не могло помешать ему выражать свое мнение, тем не менее, оно было равносильным своего рода порицанию, которое, вероятно, могло отбить у него охоту заниматься подобной критикой в будущем (...). [...] Из вышесказанного следует, что вмешательство в осуществление свободы выражения мнения г-ном Лингенсом не было “необходимым в демократическом обществе... для защиты репутации … других лиц”; оно было непропорциональным преследуемой законной цели. Соответственно, имело место нарушение статьи 10 Конвенции».

Лингенс (Lingens) против Австрии, 1986  

Лингенс (Lingens) против Австрии, жалоба no. 9815/82, решение от 8 июля 1986

ЕСПЧ удовлетворил жалобу г-на Лингенса, подавшего её после привлечения к уголовной ответственности за диффамацию. Журналист был осуждён после того, как он подверг резкой критике в своих статьях бывшего канцлера Австрии. Он использовал такие слова, как «самый низкий оппортунизм», «аморальный» и «недостойный», чтобы описать поведение политика.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-57523

Юридические выводы и комментарии: https://globalfreedomofexpression.columbia.edu/cases/lingens-v-austria/

Высокий уровень морального ущерба может быть непропорциональным
«принимая во внимание размер вознаграждения 13 по делу заявителя в связи с отсутствием адекватных и эффективных гарантий в то время в отношении непропорционально крупного вознаграждения, Суд считает, что имело место нарушение права заявителя согласно статье 10 Конвенции». .

Толстой Милославский (Tolstoy Miloslavsky) против Соединенного Королевства, 1995  

Толстой Милославский (Tolstoy Miloslavsky) против Великобритании, жалоба no. 18139/91, решение от 13 июля 1995

Господину Милославскому было приказано возместить ущерб по гражданскому иску после публикации памфлета об общественном деятеле. Европейский суд по правам человека единогласно постановил, что размер ущерба, нанесенного клеветой (в размере 1,5 миллиона фунтов), представляет собой нарушение его права на свободу выражения мнения, гарантированного статьей 10 Европейской конвенции о правах человека.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-57947

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-10202

«... Суд подтверждает, что в соответствии с Конвенцией компенсация ущерба за диффамацию должна быть разумно пропорциональна ущербу, нанесенному репутации. (...). Суд отмечает, что сумма, которую заявитель должен был заплатить, была чрезвычайно высока. Таким образом, по мнению Суда, она могла иметь демотивирующий и сдерживающий эффект на свободу выражения мнения заявителя».

Джулфер Предеску (Ghiulfer Predescu) против Румынии, 2017  

Джулфер Предеску (Ghiulfer Predescu) против Румынии, жалоба no. 29751/09, Решение от 27 июня 2017

Предеску - румынская журналистка, выразившая свое мнение о личности местного мэра на телешоу, где заявила о его связях с подпольными предприятиями в городе. Мэр подал на нее в суд, и в ходе гражданского процесса журналистка не смогла предоставить четкую фактическую основу для своих заявлений. Предеску пожаловалась в Европейский суд по правам человека, который решил, что ее высказывания представляют собой мнение, были сделаны добросовестно и имели разумную фактическую основу. Также принимая во внимание значительный размер возмещения ущерба, имело место нарушение статьи 10.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-174614

Юридические выводы и комментарии: http://merlin.obs.coe.int/iris/2017/8/article2.en.html

Обязанности и обязательства - онлайн и офлайн

Как указано в пункте 2 статьи 10, осуществление свободы выражения мнения связано с обязанностями и обязательствами. Выражая его публично, нужно действовать добросовестно, предоставлять, насколько это возможно, надежную и точную информацию и преследовать общественные интересы.

СМИ и НПО (когда они выполняют роль общественных или социальных наблюдателей) больше защищены в рамках Конвенции, но только при соблюдении вышеуказанных условий, поскольку общество возлагает на них большие надежды по продвижению достойных доверия сообщений. Защита (а также особая ответственность) распространяется на лиц из этих двух видов организаций, а именно на журналистов, активистов и работников НПО. В частности, можно ожидать, что журналисты будут придерживаться тех же профессиональных обязанностей, даже при публикации материалов от своего собственного имени.

Любое частное лицо, выражающее свое мнение публично, должно выполнять те же условия, чтобы пользоваться гарантиями, предусмотренными статьей 10, даже если ожидания в отношении предоставления точной информации, очевидно, ниже в их случае. Частное лицо ограничено в вопросе средств проверки информации, кроме источников, публично и легко доступных. В то же время, хотя мнения должны выражаться свободно, предполагается, что они базируются на фактах. Необдуманность в приписывании таких фактов, как, скажем, участие в коррупции, недопустима, поскольку это может лишить автора гарантий, предусмотренных статьей 10.

Высказывания государственных служащих и военнослужащих защищены, но они также должны отказаться от части своих прав на свободу слова в интересах соблюдения конфиденциальности закрытой или даже секретной государственной информации, поддержания военного руководства или дисциплины в полиции. Государственные служащие «должны проявлять по отношению к своему работодателю лояльность, сдержанность и конфиденциальность» (Гужа (Guja) против Молдовы [Большая Палата], 2008, ЕСПЧ).

Выражение мнения в Интернете несет в себе еще больше обязанностей и ответственности, поскольку сущность Интернета потенциально позволяет постоянное существование всей опубликованной информации и делает ее доступной по всему миру. Анализируя этот вопрос, ЕСПЧ счел, что объявление о предстоящем судебном процессе может быть опубликовано в Интернете рядом со спорными статьями, не будучи несоразмерным вмешательством в право на свободу выражения мнения. С другой стороны, ЕСПЧ счел, что обязательство по удалению статей из Интернета в случаях диффамации нарушает статью 10.

"Язык вражды", а также подстрекательство к насилию, в результате которого скорее всего произойдет насильственное деяние, не охраняются Конвенцией, поскольку они протеворечат принципам запрета на злоупотребление правами" (статья 17 ЕКПЧ) и "общего запрета дискриминации" (Протокол № 12 к ЕКПЧ, статья 1). Это в свою очередь оказывает сильное влияние на выражение мнения в онлайн среде. Тем не менее, "язык вражды" следует отличать от оскорблений (подробнее об оскорбительных высказываниях в главе «Регулирование содержания»).

Статья 17 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Запрет на злоупотребление правами


Ничто в настоящей Конвенции не может толковаться как означающее, что какое-либо государство, какая-либо группа лиц или какое-либо лицо имеет право заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на упразднение прав и свобод, признанных в настоящей Конвенции, или на их ограничение в большей мере, чем это предусматривается в Конвенции.

Статья 1 Протокола no. 12 к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Общий запрет на дискриминацию


1
Осуществление любых прав, признанных законом, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или любого иного обстоятельства.
2
2. Никто не может быть подвергнут дискриминации со стороны каких бы то ни было публичных властей по признакам, упомянутым в пункте 1 настоящей статьи.

element cheieКлючевые аспекты соответствующих дел ЕСПЧ


Действуйте добросовестно, предоставляйте достоверную информацию и преследуйте общественные интересы

"Важная роль прессы стража демократического общества одобрялась и защищалась Судом в ходе многочисленных дел, касающихся права на свободу выражения мнения. В этих делах Суд подчеркивал не только право прессы распространять информацию, но и право читателей получать ее. Таким образом Суд сыграл большую роль в выработке основных принципов, которые являются руководящими для свободной прессы стран-участниц Конвенции, также за их пределами. Тем не менее, впервые Суд столкнулся с вопросом о том, как согласовать роль прессы в освещении события, которое несомненно отвечает общественным интересам, с правом на защиту репутации группы опознаваемых частных лиц, являющихся центральными фигурами этого события. С нашей точки зрения, тот факт, что имеет место сильный общественный интерес, не должен освобождать газету от обязанности соблюдать профессиональную этику или законы о диффамации.
По вопросу "обязанностей и обязательств", связанных с осуществлением свободы выражения мнения, Статья 10 защищает право журналистов на распространение информации по вопросам, являющимися предметом общественного интереса, при условии их добросовестности, использования проверенных фактов и предоставления надежных и точных данных, в соответствии с требованиями журналистской этики...
С точки зрения Суда, осуществляя свой вклад в дискуссию по вопросам общественного интереса, пресса имела право полагаться на содержание официальных отчетов и не проводить собственного расследования. Иначе жизненно важная роль прессы как стража интересов общества была бы подорвана".

Бладет Тромсо (Bladet Tromsø) и Стенсаас (Stensaas) против Норвегии [Большая Палата], 1999  

Бладет Тромсо (Bladet Tromsø) и Стенсаас (Stensaas) против Норвегии [Большая Палата], жалоба no. 21980/93, решение от 20 мая 1999

Газета и ее редактор обратились с жалобой в Европейский суд по правам человека после того, как им было предписано выплатить ущерб за диффамацию после публикации заявлений третьей стороны относительно предполагаемых нарушений правил охоты на тюленей. Европейский суд по правам человека установил, что имело место нарушение статьи 10.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-58369

Юридические выводы и комментарии: http://www.echr.coe.int/LibraryDocs/DG2/HRFILES/DG2-EN-HRFILES-18(2007).pdf

"(…) неясно, был ли намерен заявитель опубликовать эти утверждения в качестве журналиста, информирующего общественность, либо он просто выразил своё личное мнение рядового гражданина в ходе Интернет-дискуссии. Вместе с тем, очевидно, что, (…) заявитель, будучи известным журналистом, не скрывал своей личности, и что он публично распространил свои утверждения, разместив их на легко доступном и популярном Интернет-форуме, в среде, которая в наши дни оказывает не меньшее воздействие на людей, чем печатные СМИ. (...) прямое обвинение конкретных людей в конкретных поступках требует достаточного фактологического основания (...)".

Фатуллаев (Fatullayev) против Азербайджана, 2010  

Фатуллаев (Fatullayev) против Азербайджана, жалоба no. 40984/07, решение от 22 апреля 2010

Заявитель, редактор газеты, был привлечен к ответственности за публикацию двух статей. Он был признан виновным в диффамации, угрозе терроризма и разжигании национальной вражды и приговорен к тюремному заключению на восемь с половиной лет.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-98401

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-984

Признано, что НПО отводится роль общественного наблюдателя
«(...), когда НПО обращает внимание на вопросы, представляющие общественный интерес, она выполняет роль общественного наблюдателя, что имеет такое же значение, как и для прессы, и НПО может быть охарактеризована как социальный "наблюдатель", что гарантирует аналогичную предоставленной пресе защиту в соответствии с Конвенцией." «(...) неправительственная организация, выполняющая роль общественного наблюдателя, скорее всего, будет иметь большее влияние при сообщении сведений о нарушениях государственных должностных лиц и у нее в распоряжении будет больше средств проверки и подтверждения достоверности оснований для критики, чем это было бы в случае сообщения какого-либо человека по поводу того, что он или она лично наблюдал/а».

Меджлис исламске Заеднице Брчко (Medžlis Islamske Zajednice Brčko) и Другие против Боснии и Герцеговины [Большая Палата], 2017  

Меджлис исламске Заеднице Брчко (Medžlis Islamske Zajednice Brčko) и Другие против Боснии и Герцеговины (Большая Палата), жалоба no. 17224/11, решение от 27 июня 2017

Заявителями являются четыре НПО, которые направили частное письмо в высшие окружные органы власти, выразив свою обеспокоенность назначением директора многоэтнической общественной радиостанции. Письмо просочилось в прессу. Европейский суд по правам человека постановил, что внутреннее решение в отношении НПО не представляет собой нарушение права на свободу выражения мнения. В дополнение к оценочным суждениям в письме были неточные фактические утверждения, и НПО не предприняли разумных усилий для проверки их правдивости.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-175180

Юридические выводы и комментарии:

Государственные служащие и служащие вооруженных сил - ограниченная защита свободы выражения мнения
«(...) Статья 10 защищает не только суть высказанных идей и информации, но также и форму, в которой они передаются. То же самое верно, когда соответствующими лицами являются военнослужащие, поскольку статья 10 применяется к ним так же, как и к другим лицам, находящимся под юрисдикцией Договаривающихся государств. (...) национальные власти должны обеспечить, чтобы несоразмерные штрафы не лишали представителей профсоюзов стремления выражать и защищать интересы своих членов (...) ».

Сима (Szima) против Венгрии, 2012

Сима (Szima) против Венгрии, жалоба no. 29723/11, решение от 9 октября 2012

Заявитель, вышедший на пенсию старший офицер полиции, была председателем полицейского профсоюза. В этом качестве она опубликовала статьи на веб-сайте профсоюза, который она также редактировала. Публикации касались таких вопросов, как невыплаченное вознаграждение сотрудникам полиции, предполагаемый непотизм и излишнее политическое влияние в силовой структуре, а также сомнительная квалификация старшего полицейского персонала. Она была признана виновной в подстрекательстве к неповиновению и приговорена к штрафу и понижению в звании. Суд установил, что вмешательство в свободу выражения мнения заявителя является пропорциональным и, следовательно, находится в соответствии с ограничениями по статье 10.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-113386

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-7254

«(...) Суд рассмотрит вопрос о том, в какой степени право на свободу выражения мнения работника полиции может быть ограничено в интересах предотвращения беспорядков внутри полиции, иерархически организованного органа, в котором дисциплина является крайне важной для осуществления своих функций. (...) Суд отмечает, что, став работником полиции, заявитель должен был знать об ограничениях, применяемых к персоналу в вопросе осуществления своих прав».

Сима (Szima) против Венгрии, 2012  

Сима (Szima) против Венгрии, жалоба no. 29723/11, решение от 9 октября 2012

Заявитель, вышедший на пенсию старший офицер полиции, была председателем полицейского профсоюза. В этом качестве она опубликовала статьи на веб-сайте профсоюза, который она также редактировала. Публикации касались таких вопросов, как невыплаченное вознаграждение сотрудникам полиции, предполагаемый непотизм и излишнее политическое влияние в силовой структуре, а также сомнительная квалификация старшего полицейского персонала. Она была признана виновной в подстрекательстве к неповиновению и приговорена к штрафу и понижению в звании. Суд установил, что вмешательство в свободу выражения мнения заявителя является пропорциональным и, следовательно, находится в соответствии с ограничениями по статье 10.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-113386

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-7254

«Статья 10 применяется также на рабочем месте, и государственные служащие, такие как заявитель, пользуются правом на свободу выражения мнения (...). В то же время Суд учитывает тот факт, что служащие должны проявлять по отношению к своему работодателю лояльность, сдержанность и конфиденциальность (...) Кроме того, с учетом самой сущности своего положения, государственные служащие часто имеют доступ к информации, которую правительство по разным законным причинам может держать в конфиденциальности или секрете. Таким образом, обязательство государственных служащих не распространять конфиденциальную информацию также будет, как правило, строгим».

Гужа (Guja) против Молдовы [Большая Палата], 2008  

Гужа (Guja) против Молдовы (Большая Палата), жалоба no. 14277/04, решение от 12 февраля 2008

В деле, в котором Европейский суд по правам человека усмотрел нарушение права на свободу выражения мнения государственного служащего, который был уволен после раскрытия информации о попытках высокопоставленных политиков влиять на судебную систему, Суд разработал критерии, которые следует использовать при оценке соразмерности вмешательства в свободу выражения мнения государственного служащего.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-85016

Юридические выводы и комментарии:

Интернет-архивы играют важную роль для свободы выражения мнения
"В свете своей доступности и способности хранить и передавать огромные объемы информации, Интернет играет важную роль в увеличении доступа общественности к новостям и в облегчении распространения информации в общем. Поддержание Интернет-архивов является критически важным аспектом этой роли."

"Таймс Ньюспейперс Лтд" (Times Newspapers Ltd) против Соединенного Королевства (no 1 и 2), 2009  

"Таймс Ньюспейперс Лимитид" (Times Newspapers Limited) против Соединенного Королевства (no 1 и 2), жалоба no. 3002/03 и 23676/03, решение от 10 марта 2009

Европейский суд по правам человека постановил, что не было несоразмерного вмешательства в свободу прессы в соответствии со статьей 10 Европейской конвенции о правах человека, когда суд предписал газете разместить сообщение в своих интернет-архивах с оповещением о том, что две статьи стали объектом судебного разбирательства по вопросу о клевете и не подлежат воспроизведению или использованию без предварительной консультации с юридическим отделом газеты.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-91706

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-1623

Обновление статьи в соответствии с решением суда в Интернет-архиве может быть приемлемым вмешательством в свободу выражения мнения
" (...) хотя основная функция прессы в демократическом строе заключается в "охране общественных интересов", она также играет ценную второстепенную роль в поддержании и предоставлении всем желающим архивов, содержащих выпущенные ранее новости. Однако свобода усмотрения, предоставленная Государствам при поиске баланса между конфликтующими правами, обычно шире, когда дело касается новостных архивов прошедших событий, чем новостных репортажей текущих событий. В частности, обязательство прессы действовать в соответствии с принципами ответственной журналистики, обеспечивая точность опубликованной исторической, а не сиюминутной, информации скорее становится более значительным в отсутствие какой-либо срочности в публикации материалов.
(...) Суд, не считает, что требование опубликовать соответствующую оговорку к статье в Интернет-архиве, когда газету известили о том, что в отношении той самой статьи, опубликованной в печатной версии газеты, подан иск c обвинением в клевете, является несоразмерным вмешательством в осуществление ее права на свободное выражение мнения".

"Таймс Ньюспейперс Лтд" (Times Newspapers Ltd) против Соединенного Королевства (no 1 и 2), от 10 марта 2009  

"Таймс Ньюспейперс Лимитид" (Times Newspapers Limited) против Соединенного Королевства (no 1 и 2), жалоба no. 3002/03 и 23676/03, решение от 10 марта 2009

Европейский суд по правам человека постановил, что не было несоразмерного вмешательства в свободу прессы в соответствии со статьей 10 Европейской конвенции о правах человека, когда суд предписал газете разместить сообщение в своих интернет-архивах с оповещением о том, что две статьи стали объектом судебного разбирательства по вопросу о клевете и не подлежат воспроизведению или использованию без предварительной консультации с юридическим отделом газеты.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-91706

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-1623

Изъятие статей из Интернет-архивов может нарушить свободу выражения мнения
"Далее Суд приводит выводы, к которым пришел Варшавский Областной суд, о том, что указанная статья была опубликована в печатном номере газеты. Суд выразил мнение, что распоряжение удалить статью, как будто она никогда и не существовала, не входило в компетенцию национальных судов. Суд согласен с тем, что роль судебных органов заключается не в том, чтобы участвовать в переписывании истории, обязывая удалять из открытого доступа все следы публикаций, которые в прошлом были признаны решениями судов нарушающими права граждан на защиту репутации. К тому же, для оценки настоящего дела следует учитывать, что законный интерес общественности в получении доступа к общественным Интернет-архивам прессы подпадает под защиту статьи 10 Конвенции.
Суд считает, что заявленные нарушения прав, охраняемых статьей 8 Конвенции, должны быть компенсированы адекватными средствами судебной защиты, которые предусмотрены национальным законодательством. В этой связи следует отметить, что в настоящем деле Варшавский Апелляционный суд пришёл к выводу, что желательно разместить комментарий к статье на сайте, информирующий общественность об итогах судебного разбирательства, в ходе которого суды удовлетворили исковые требования заявителей о защите личных прав. Поэтому Суд удовлетворен тем, что национальные суды приняли во внимание значимость публикаций, которые были доступны для широкой общественности в Интернете, в вопросах эффективной защиты личных прав. Кроме того, суды оценили значимость для эффективной защиты прав и репутации заявителей того факта, что на сайте газеты была доступна полная информация о судебном разбирательстве по данной спорной публикации."

"Вегржиновски и Смольцевски" (Węgrzynowski and Smolczewski) против Польши, 2013  

"Вегржиновски и Смольцевски" (Węgrzynowski and Smolczewski) против Польши, жалоба no. 33846/07, решение от 16 июля 2013

Европейский суд по правам человека установил, что отказ национальных судов дать указание газете удалить статью, наносящую ущерб репутации заявителей, из своего интернет-архива не представляет собой нарушение права на неприкосновенность конфиденциальной информации, поскольку происходит столкновение между правами, защищенными согласно статье 8 и статье 10.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-122365

Юридические выводы и комментарии:

"Язык вражды", а также подстрекательство к насилию - незащищенные высказывания
" (...) лишение свободы в качестве наказания за правонарушение в сфере СМИ совместимо с журналистской свободой выражения мнения, гарантированной в Статье 10 Конвенции, только при исключительных обстоятельствах, в частности, когда серьёзно ущемлены другие основные права, как, например, в делах, связанных с разжиганием ненависти и подстрекательством к насилию."

Фатуллаев (Fatullayev) против Азербайджана, 2010  

Фатуллаев (Fatullayev) против Азербайджана, жалоба no. 40984/07, решение от 22 апреля 2010

Заявитель, редактор газеты, был привлечен к ответственности за публикацию двух статей. Он был признан виновным в диффамации, угрозе терроризма и разжигании национальной вражды и приговорен к тюремному заключению на восемь с половиной лет.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-98401

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-984

«Оспариваемые комментарии в настоящем деле, оцениваемые Верховным судом, в основном представляли собой разжигание ненависти и высказывания, которые прямо пропагандировали акты насилия. Таким образом, установление их незаконного характера не требовало какого-либо лингвистического или юридического анализа, поскольку замечания были явно незаконными».

"Делфи АС" (Delfi AS) против Эстонии [Большая Палата], 2015  

"Делфи АС" (Delfi AS) против Эстонии (Большая Палата), жалоба no. 64569/09, решение от 16 июня 2015

Компания-заявитель владела одним из крупнейших интернет-порталов в Эстонии. В 2006 году после публикации статьи на портале о паромной компании под статьей был опубликован ряд комментариев, содержащих личные угрозы и оскорбительные формулировки, направленные в адрес владельца паромной компании. Делфи АС удалил оскорбительные комментарии по просьбе адвокатов владельца паромной компании через шесть недель после их публикации. Было возбуждено дело о диффамации в отношении компании-заявителя, которой в конечном итоге было приказано выплатить 320 евро в качестве компенсации. Признавая «важные преимущества, которые могут быть получены в Интернете при осуществлении свободы выражения мнения», Суд повторно постановил, что не было нарушения Статьи 10, и «ответственность за диффамацию или другие виды неправомерных высказываний в принципе должна быть сохранена и представлять собой эффективное средство правовой защиты от нарушений прав личности».

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-155105

Юридические выводы и комментарии:

Ответственность посредников за оказываемые Интернет-услуги

Одну из ключевых ролей в Интернете получили интернет-сервисы, именуемые посредниками, которые напрямую не создают онлайн-контент, а обрабатывают его различными способами, становясь таким образом контролерами того, что публикуется в Интернете.

Если говорить о самых популярных современных интернет-сервисах, таких как Facebook, Google, Twitter, Instagram или Youtube, то все они основаны на хостинге и предоставлении доступа к информации от других Интернет-пользователей (пользовательсий контент), поэтому эти сервисы обычно и называют «Интернет-посредниками». .

Но круг интернет-посредников не только очень разнообразен, но и быстро меняется - как с точки зрения активности и доли на Интернет-рынке, так и с точки зрения услуг, функций или бизнес-моделей. Однако на нескольких нишах на рынке доминирует один или два очень крупных игрока. Это может поставить их в позицию поддержания контроля над коммуникациями, что создает дополнительные вызовы по вопросу их действий в области прав человека в целом и свободы выражения мнения в частности.

«Суд признает, что YouTube является уникальной платформой из-за ее характеристик, ее доступности и, прежде всего, ее потенциального воздействия, и что никакие альтернативы не были доступны для заявителей».

Дженгиз (Cengiz) и другие против Турции, 2015  

Дженгиз (Cengiz) и другие против Турции, жалобы no. 48226/10 и 14227/11, решение от 1 декабря 2015

В мае 2008 года суд Анкары установил, что содержание десяти страниц на веб-сайте YouTube нарушает запрет на оскорбление памяти Ататюрка и поэтому постановил заблокировать весь сайт. Заявители, которые были активными пользователями веб-сайта, обжаловали это решение. Их обращение было отклонено на том основании, что они не являются участниками процедуры расследования и, следовательно, не имеют оснований оспаривать распоряжение о блокировании. Заявители жаловались, что невозможность доступа к YouTube - платформа, которую они широко использовали в своей академической работе, нарушала их право на получение и распространение информации и идей. Суд установил, что распоряжение о блокировании нарушило право заявителей на свободу выражения мнения в соответствии со статьей 10 Европейской конвенции о правах человека.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-159188

Юридические выводы и комментарии:

Более того, Интернет-посредники устанавливают свои собственные правила, обычно известные как условия и положения, для использования платформы, которые включают в себя правила размещения контента а также правила его блокировки или удаления. В последние годы эти правила постоянно входили в серьезные противоречия с действиями пользователей, воспринимавших деятельность таких посредников в качестве мер по цензуре - это подняло вопросы о новых частных моделях правоприменения. 14

В этом контексте роль Интернет-посредников становится все более сложной, разрываясь между их нынешними бизнес-моделями, соблюдением прав человека и получением жалоб по очень разнообразным проблемам, смешанным с различными законодательными обязательствами в зависимости от той или иной юрисдикции.

Хотя судебная практика ЕСПЧ по этому вопросу все еще формируется (и все дела сосредоточены только на конкретной ситуации - комментарии других пользователей на других веб-сайтах), стоит отметить работу Комитета экспертов Совета Европы по Интернет-посредникам, подготовивших предложения по установке стандартов в отношении ролей и обязанностей Интернет-посредников 15, включая исследование аспектов прав человека в области автоматизированных методов обработки данных (в частности, алгоритмов) и возможных нормативно-правовых последствий.

element cheieКлючевые аспекты соответствующих дел ЕСПЧ

У онлайн платформ есть обязательства и обязанности в сфере свободы выражения мнения, но их роль отличается от роли традиционных издательских организаций
"В недавней Рекомендации Комитета министров Совета Европы государствам — членам Совета Европы «О новом понятии средств массовой информации» это называется «дифференцированный и ступенчатый подход, [который] требует, чтобы каждое лицо, чьи услуги определены как средство массовой информации или как посредническая или вспомогательная деятельность, извлекал выгоду как из соответствующей (дифференцированной) формы, так и из соответствующего (ступенчатого) уровня защиты, а также чтобы ответственность таких лиц разграничивалась в соответствии со статьей 10 Европейской конвенции о правах человека и основных свобод и другими стандартами в этой области, разработанными Советом Европы". Поэтому Суд полагает, что ввиду особого характера Интернета «обязанности и обязательства», которые следует возлагать на новостной интернет-портал для целей применения статьи 10 Конвенции в связи с материалами третьих лиц могут в какой-то степени отличаться от соответствующих «обязанностей и обязательств» традиционных издателей."

"Делфи АС" (Delfi AS) против Эстонии [Большая Палата], 2015  

"Делфи АС" (Delfi AS) против Эстонии (Большая Палата), жалоба no. 64569/09, решение от 16 июня 2015

Компания-заявитель владела одним из крупнейших интернет-порталов в Эстонии. В 2006 году после публикации статьи на портале о паромной компании под статьей был опубликован ряд комментариев, содержащих личные угрозы и оскорбительные формулировки, направленные в адрес владельца паромной компании. Делфи АС удалил оскорбительные комментарии по просьбе адвокатов владельца паромной компании через шесть недель после их публикации. Было возбуждено дело о диффамации в отношении компании-заявителя, которой в конечном итоге было приказано выплатить 320 евро в качестве компенсации. Признавая «важные преимущества, которые могут быть получены в Интернете при осуществлении свободы выражения мнения», Суд повторно постановил, что не было нарушения Статьи 10, и «ответственность за диффамацию или другие виды неправомерных высказываний в принципе должна быть сохранена и представлять собой эффективное средство правовой защиты от нарушений прав личности».

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-155105

Юридические выводы и комментарии:

"Делфи АС" (Delfi AS) против Эстонии [Большая Палата], 2015  

"Делфи АС" (Delfi AS) против Эстонии (Большая Палата), жалоба no. 64569/09, решение от 16 июня 2015

Компания-заявитель владела одним из крупнейших интернет-порталов в Эстонии. В 2006 году после публикации статьи на портале о паромной компании под статьей был опубликован ряд комментариев, содержащих личные угрозы и оскорбительные формулировки, направленные в адрес владельца паромной компании. Делфи АС удалил оскорбительные комментарии по просьбе адвокатов владельца паромной компании через шесть недель после их публикации. Было возбуждено дело о диффамации в отношении компании-заявителя, которой в конечном итоге было приказано выплатить 320 евро в качестве компенсации. Признавая «важные преимущества, которые могут быть получены в Интернете при осуществлении свободы выражения мнения», Суд повторно постановил, что не было нарушения Статьи 10, и «ответственность за диффамацию или другие виды неправомерных высказываний в принципе должна быть сохранена и представлять собой эффективное средство правовой защиты от нарушений прав личности».

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-155105

Юридические выводы и комментарии:

Необходимо учитывать коммерческий характер и влияние посредников на общественность / аудиторию
"Суд полагает, что настоящее дело касается «обязанностей и обязательств» новостных Интернет-порталов по пункту 2 статьи 10 Конвенции в ситуации, когда они, преследуя экономические интересы, предоставляют своим пользователям возможность оставлять комментарии к ранее опубликованным материалам, а некоторые пользователи — зарегистрированные или анонимные — размещают явно противоправные комментарии, нарушающие личные права других лиц, разжигающие ненависть и призывающие к насилию в отношении них. ​ Суд подчеркивает, что в настоящем деле речь идет о крупном новостном Интернет-портале с профессиональными управляющими, работающем на коммерческой основе, который самостоятельно публикует информационные статьи и предлагает своим читателям оставлять к ним комментарии.

Соответственно, дело не касается других Интернет-форумов, где могут распространяться комментарии третьих лиц, например, интернет-площадки для обсуждения или электронные доски объявлений, где пользователи могут беспрепятственно выражать свои взгляды по любым вопросам, а направление дискуссии не определяется администратором форума, или социальных сетей, где материалы размещает не администратор платформы, а, например, частное лицо, ведущее на досуге свой сайт или блог."

"Делфи АС" (Delfi AS) против Эстонии [Большая Палата], 2015  

"Делфи АС" (Delfi AS) против Эстонии (Большая Палата), жалоба no. 64569/09, решение от 16 июня 2015

Компания-заявитель владела одним из крупнейших интернет-порталов в Эстонии. В 2006 году после публикации статьи на портале о паромной компании под статьей был опубликован ряд комментариев, содержащих личные угрозы и оскорбительные формулировки, направленные в адрес владельца паромной компании. Делфи АС удалил оскорбительные комментарии по просьбе адвокатов владельца паромной компании через шесть недель после их публикации. Было возбуждено дело о диффамации в отношении компании-заявителя, которой в конечном итоге было приказано выплатить 320 евро в качестве компенсации. Признавая «важные преимущества, которые могут быть получены в Интернете при осуществлении свободы выражения мнения», Суд повторно постановил, что не было нарушения Статьи 10, и «ответственность за диффамацию или другие виды неправомерных высказываний в принципе должна быть сохранена и представлять собой эффективное средство правовой защиты от нарушений прав личности».

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-155105

Юридические выводы и комментарии:

"вторая компания-заявитель является владельцем крупного новостного Интернет-портала, деятельность которого осуществляется на коммерческой основе, первая компания-заявитель является саморегулируемой ассоциацией провайдеров Интернет-контента, у которой нет коммерческой заинтересованности"

MTE и Index.hu против Венгрии, 2016  

Венгерская ассоциация провайдеров интернет-контента (Magyar Tartalomszolgaltatok Egyesulete) и Index.hu Zrt (“MTE”) против Венгрии, жалоба no. 22947/13, решение от 2 февраля 2016

Первый заявитель был саморегулируемым органом поставщиков интернет-контента, а второй заявитель был владельцем интернет-портала новостей. В феврале 2010 года первый заявитель опубликовал мнение о двух веб-сайтах по управлению недвижимостью, полный текст которых впоследствии был также опубликован на портале второго заявителя. Мнение привлекло комментарии пользователей, некоторые из которых критиковали сайты недвижимости в уничижительных формулировках. В результате компания, обеспечивающая функционирование веб-сайтов, подала гражданский иск против заявителей, обвинив их в нанесении ущерба репутации. Заявители немедленно удалили оскорбительные комментарии пользователей. Тем не менее, национальные суды предписали им нести объективную ответственность за их публикацию и приказали выплатить процессуальные сборы.

Европейский суд по правам человека должен был оценить, был ли установлен соответствующий баланс между правом заявителя на свободу выражения мнения в соответствии со статьей 10 и правом истца на защиту репутации согласно статье 8. Учитывая отсутствие в комментариях пользователей ненавистных высказываний или прямых угроз физической неприкосновенности, Суд установил, что нет оснований считать, что, если бы они сопровождались действенными процедурами, позволяющими быстро отвечать, система уведомления и отмены не могла бы обеспечить жизнеспособный способ защиты коммерческой репутации истца в настоящем деле.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-160314

Юридические выводы и комментарии:

"Суд придает особое значение тому обстоятельству, что ассоциация представляет собой маленькую некоммерческую ассоциацию, неизвестную широкой общественности, поэтому крайне маловероятно, что она привлекла бы большое количество комментариев или что комментарии о заявителе собрали бы большую аудиторию."

Пиль (Pihl) против Швеции, 2017  

Пиль (Pihl) против Швеции, жалоба no. 74742/14, решение от 7 февраля 2017

Дело возникло из-за блога и комментария, появившегося на веб-сайте небольшой некоммерческой организации, в котором был дискредитирован господин Пиль. После сообщения от г-на Пиля организация удалила оспариваемую запись в блоге и комментарий, признала их ложность и извинилась перед г-н Пилем. Впоследствии г-н Пиль возбудил дело о диффамации против организации, но не преуспел в национальных судах. Его иск в Европейском суде по правам человека основывался на том факте, что его право на частную жизнь в соответствии со статьей 8 Европейской конвенции было нарушено неспособностью шведских судов привлечь к ответственности организацию за контент третьей стороны. Оценивая баланс между правами, защищенными согласно статьям 8 и 10 в соответствии с критериями "Делфи АС", Суд отклонил жалобу.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-172145

Юридические выводы и комментарии:

Нужно учитывать сущность материала, который подлежит удалению
«Оспариваемые комментарии в настоящем деле, оцениваемые Верховным судом, в основном представляли собой разжигание ненависти и высказывания, которые прямо пропагандировали акты насилия. Таким образом, установление их незаконного характера не требовало какого-либо лингвистического или юридического анализа, поскольку замечания были явно незаконными».

"Делфи АС" (Delfi AS) против Эстонии [Большая Палата], 2015  

"Делфи АС" (Delfi AS) против Эстонии (Большая Палата), жалоба no. 64569/09, решение от 16 июня 2015

Компания-заявитель владела одним из крупнейших интернет-порталов в Эстонии. В 2006 году после публикации статьи на портале о паромной компании под статьей был опубликован ряд комментариев, содержащих личные угрозы и оскорбительные формулировки, направленные в адрес владельца паромной компании. Делфи АС удалил оскорбительные комментарии по просьбе адвокатов владельца паромной компании через шесть недель после их публикации. Было возбуждено дело о диффамации в отношении компании-заявителя, которой в конечном итоге было приказано выплатить 320 евро в качестве компенсации. Признавая «важные преимущества, которые могут быть получены в Интернете при осуществлении свободы выражения мнения», Суд повторно постановил, что не было нарушения Статьи 10, и «ответственность за диффамацию или другие виды неправомерных высказываний в принципе должна быть сохранена и представлять собой эффективное средство правовой защиты от нарушений прав личности».

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-155105

Юридические выводы и комментарии:

"Кроме того, выражения, использованные в комментариях, имели оскорбительный характер, и одно из них было явно вульгарным. Как ранее признавал Суд, на совершенное правонарушение может не распространяться защита, предоставляемая правом на свободу выражения мнения, если речь идет о необоснованных нападках, например, когда единственной целью соответствующего высказывания является оскорбление; но использование вульгарных выражений само по себе не имеет решающего значения при оценке оскорбительного высказывания. По мнению Суда, манера изложения является неотъемлемой частью общения, представляя собой форму выражения, и в этом качестве защищается наравне с содержанием сообщения.
По мнению Суда, выражения, использованные в комментариях, хотя и относятся к неформальному стилю общения, распространены на многих интернет-порталах, что влечет за собой уменьшение влияния, которое могут оказывать эти выражения."

MTE и Index.hu против Венгрии, 2016  

Венгерская ассоциация провайдеров интернет-контента (Magyar Tartalomszolgaltatok Egyesulete) и Index.hu Zrt (“MTE”) против Венгрии, жалоба no. 22947/13, решение от 2 февраля 2016

Первый заявитель был саморегулируемым органом поставщиков интернет-контента, а второй заявитель был владельцем интернет-портала новостей. В феврале 2010 года первый заявитель опубликовал мнение о двух веб-сайтах по управлению недвижимостью, полный текст которых впоследствии был также опубликован на портале второго заявителя. Мнение привлекло комментарии пользователей, некоторые из которых критиковали сайты недвижимости в уничижительных формулировках. В результате компания, обеспечивающая функционирование веб-сайтов, подала гражданский иск против заявителей, обвинив их в нанесении ущерба репутации. Заявители немедленно удалили оскорбительные комментарии пользователей. Тем не менее, национальные суды предписали им нести объективную ответственность за их публикацию и приказали выплатить процессуальные сборы.

Европейский суд по правам человека должен был оценить, был ли установлен соответствующий баланс между правом заявителя на свободу выражения мнения в соответствии со статьей 10 и правом истца на защиту репутации согласно статье 8. Учитывая отсутствие в комментариях пользователей ненавистных высказываний или прямых угроз физической неприкосновенности, Суд установил, что нет оснований считать, что, если бы они сопровождались действенными процедурами, позволяющими быстро отвечать, система уведомления и отмены не могла бы обеспечить жизнеспособный способ защиты коммерческой репутации истца в настоящем деле.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-160314

Юридические выводы и комментарии:

«Суд считает, что комментарий, хотя и оскорбительный, безусловно, не является ненавистническим высказыванием или подстрекательством к насилию»

Пиль (Pihl) против Швеции, 2017  

Пиль (Pihl) против Швеции, жалоба no. 74742/14, решение от 7 февраля 2017

Дело возникло из-за блога и комментария, появившегося на веб-сайте небольшой некоммерческой организации, в котором был дискредитирован господин Пиль. После сообщения от г-на Пиля организация удалила оспариваемую запись в блоге и комментарий, признала их ложность и извинилась перед г-н Пилем. Впоследствии г-н Пиль возбудил дело о диффамации против организации, но не преуспел в национальных судах. Его иск в Европейском суде по правам человека основывался на том факте, что его право на частную жизнь в соответствии со статьей 8 Европейской конвенции было нарушено неспособностью шведских судов привлечь к ответственности организацию за контент третьей стороны. Оценивая баланс между правами, защищенными согласно статьям 8 и 10 в соответствии с критериями "Делфи АС", Суд отклонил жалобу.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-172145

Юридические выводы и комментарии:

Критерии, которые необходимо учитывать для разграничения ответственности онлайн посредников в том, что касается свободы выражения мнения:

a. Контекст комментариев
«Суд считает, что Верховный Суд в достаточной степени обосновал, что участие компании-заявителя в обнародовании комментариев к новостным статьям на новостном портале Delfi выходило за рамки того пассивного характера деятельности поставщика услуг чисто технического свойства».

"Делфи АС" (Delfi AS) против Эстонии [Большая Палата], 2015  

"Делфи АС" (Delfi AS) против Эстонии (Большая Палата), жалоба no. 64569/09, решение от 16 июня 2015

Компания-заявитель владела одним из крупнейших интернет-порталов в Эстонии. В 2006 году после публикации статьи на портале о паромной компании под статьей был опубликован ряд комментариев, содержащих личные угрозы и оскорбительные формулировки, направленные в адрес владельца паромной компании. Делфи АС удалил оскорбительные комментарии по просьбе адвокатов владельца паромной компании через шесть недель после их публикации. Было возбуждено дело о диффамации в отношении компании-заявителя, которой в конечном итоге было приказано выплатить 320 евро в качестве компенсации. Признавая «важные преимущества, которые могут быть получены в Интернете при осуществлении свободы выражения мнения», Суд повторно постановил, что не было нарушения Статьи 10, и «ответственность за диффамацию или другие виды неправомерных высказываний в принципе должна быть сохранена и представлять собой эффективное средство правовой защиты от нарушений прав личности».

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-155105

Юридические выводы и комментарии:

«Таким образом, Суд удовлетворен тем, что комментарии, вызванные этой статьей, можно рассматривать как вопрос, представляющий общественный интерес. Более того, на этом фоне статья не может считаться лишенной фактической основы или необоснованно провоцирующей оскорбительные комментарии».

MTE и Index.hu против Венгрии, 2016  

Венгерская ассоциация провайдеров интернет-контента (Magyar Tartalomszolgaltatok Egyesulete) и Index.hu Zrt (“MTE”) против Венгрии, жалоба no. 22947/13, решение от 2 февраля 2016

Первый заявитель был саморегулируемым органом поставщиков интернет-контента, а второй заявитель был владельцем интернет-портала новостей. В феврале 2010 года первый заявитель опубликовал мнение о двух веб-сайтах по управлению недвижимостью, полный текст которых впоследствии был также опубликован на портале второго заявителя. Мнение привлекло комментарии пользователей, некоторые из которых критиковали сайты недвижимости в уничижительных формулировках. В результате компания, обеспечивающая функционирование веб-сайтов, подала гражданский иск против заявителей, обвинив их в нанесении ущерба репутации. Заявители немедленно удалили оскорбительные комментарии пользователей. Тем не менее, национальные суды предписали им нести объективную ответственность за их публикацию и приказали выплатить процессуальные сборы.

Европейский суд по правам человека должен был оценить, был ли установлен соответствующий баланс между правом заявителя на свободу выражения мнения в соответствии со статьей 10 и правом истца на защиту репутации согласно статье 8. Учитывая отсутствие в комментариях пользователей ненавистных высказываний или прямых угроз физической неприкосновенности, Суд установил, что нет оснований считать, что, если бы они сопровождались действенными процедурами, позволяющими быстро отвечать, система уведомления и отмены не могла бы обеспечить жизнеспособный способ защиты коммерческой репутации истца в настоящем деле.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-160314

Юридические выводы и комментарии:

«Суд отмечает, что комментарий о заявителе не касался его политических взглядов и не имел никакого отношения к содержанию сообщения в блоге. Это вряд ли можно было бы ожидать от ассоциации».

Пиль (Pihl) против Швеции, 2017  

Пиль (Pihl) против Швеции, жалоба no. 74742/14, решение от 7 февраля 2017

Дело возникло из-за блога и комментария, появившегося на веб-сайте небольшой некоммерческой организации, в котором был дискредитирован господин Пиль. После сообщения от г-на Пиля организация удалила оспариваемую запись в блоге и комментарий, признала их ложность и извинилась перед г-н Пилем. Впоследствии г-н Пиль возбудил дело о диффамации против организации, но не преуспел в национальных судах. Его иск в Европейском суде по правам человека основывался на том факте, что его право на частную жизнь в соответствии со статьей 8 Европейской конвенции было нарушено неспособностью шведских судов привлечь к ответственности организацию за контент третьей стороны. Оценивая баланс между правами, защищенными согласно статьям 8 и 10 в соответствии с критериями "Делфи АС", Суд отклонил жалобу.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-172145

Юридические выводы и комментарии:

b. меры, применяемые компанией-заявителем в целях предотвращения или удаления комментариев диффамационного характера
«При наличии эффективных процедур, позволяющих быстро реагировать эта система (т.е. процедура уведомления и блокировки), может, по мнению Суда, во многих случаях функционировать как допустимый инструмент для обеспечения баланса прав и интересов всех вовлеченных сторон. Однако в таких случаях, как настоящий, когда комментарии сторонних пользователей выражаются в форме "языка вражды" и прямых угроз физической неприкосновенности физических лиц (...), Суд считает, что благодаря правам и интересам других лиц и общества в целом Договаривающиеся государства могут получить право налагать ответственность на новостные Интернет-порталы без ущерба для статьи 10 Конвенции, если те не принимают меры для незамедлительного удаления незаконных комментариев, даже без уведомления от предполагаемой жертвы или третьих лиц».

"Делфи АС" (Delfi AS) против Эстонии [Большая Палата], 2015  

"Делфи АС" (Delfi AS) против Эстонии (Большая Палата), жалоба no. 64569/09, решение от 16 июня 2015

Компания-заявитель владела одним из крупнейших интернет-порталов в Эстонии. В 2006 году после публикации статьи на портале о паромной компании под статьей был опубликован ряд комментариев, содержащих личные угрозы и оскорбительные формулировки, направленные в адрес владельца паромной компании. Делфи АС удалил оскорбительные комментарии по просьбе адвокатов владельца паромной компании через шесть недель после их публикации. Было возбуждено дело о диффамации в отношении компании-заявителя, которой в конечном итоге было приказано выплатить 320 евро в качестве компенсации. Признавая «важные преимущества, которые могут быть получены в Интернете при осуществлении свободы выражения мнения», Суд повторно постановил, что не было нарушения Статьи 10, и «ответственность за диффамацию или другие виды неправомерных высказываний в принципе должна быть сохранена и представлять собой эффективное средство правовой защиты от нарушений прав личности».

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-155105

Юридические выводы и комментарии:

с. ответственность фактических авторов комментариев как альтернатива ответственности посредника; анонимность должна соблюдаться
«В связи с вопросом, может ли ответственность фактических авторов комментариев служить разумной альтернативой ответственности портала новостей в Интернете в таком случае, как настоящий, Суд учитывает интерес пользователей не раскрывать своей личности. Анонимность давно является средством избежания ответной меры или нежелательного внимания. Таким образом, она способна продвигать свободный поток идей и информации , в том числе, в Интернете, что является важным».

"Делфи АС" (Delfi AS) против Эстонии [Большая Палата], 2015  

"Делфи АС" (Delfi AS) против Эстонии (Большая Палата), жалоба no. 64569/09, решение от 16 июня 2015

Компания-заявитель владела одним из крупнейших интернет-порталов в Эстонии. В 2006 году после публикации статьи на портале о паромной компании под статьей был опубликован ряд комментариев, содержащих личные угрозы и оскорбительные формулировки, направленные в адрес владельца паромной компании. Делфи АС удалил оскорбительные комментарии по просьбе адвокатов владельца паромной компании через шесть недель после их публикации. Было возбуждено дело о диффамации в отношении компании-заявителя, которой в конечном итоге было приказано выплатить 320 евро в качестве компенсации. Признавая «важные преимущества, которые могут быть получены в Интернете при осуществлении свободы выражения мнения», Суд повторно постановил, что не было нарушения Статьи 10, и «ответственность за диффамацию или другие виды неправомерных высказываний в принципе должна быть сохранена и представлять собой эффективное средство правовой защиты от нарушений прав личности».

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-155105

Юридические выводы и комментарии:

d. последствия национального судопроизводства для компании-заявителя
«Суд также отмечает, что из обстоятельств не следует, что компания-заявитель вынуждена была изменить свою бизнес-модель в результате судебного разбирательства в национальном суде. Согласно имеющейся информации, новостной портал Delfi продолжает оставаться одним из крупнейших интернет-изданий в Эстонии и, безусловно, является самым популярным для публикации комментариев, число которых продолжает увеличиваться. Анонимные комментарии - теперь существующие наряду с возможностью размещения зарегистрированных комментариев, которые сначала отображаются читателям, все еще преобладают, а компания-заявитель создала группу модераторов, выполняющую дополнительное модерирование комментариев, размещенных на портале. При этих обстоятельствах Суд не может сделать вывод о том, что вмешательство в свободу выражения мнения заявителя было несоразмерным в этом отношении».

"Делфи АС" (Delfi AS) против Эстонии [Большая Палата], 2015  

"Делфи АС" (Delfi AS) против Эстонии (Большая Палата), жалоба no. 64569/09, решение от 16 июня 2015

Компания-заявитель владела одним из крупнейших интернет-порталов в Эстонии. В 2006 году после публикации статьи на портале о паромной компании под статьей был опубликован ряд комментариев, содержащих личные угрозы и оскорбительные формулировки, направленные в адрес владельца паромной компании. Делфи АС удалил оскорбительные комментарии по просьбе адвокатов владельца паромной компании через шесть недель после их публикации. Было возбуждено дело о диффамации в отношении компании-заявителя, которой в конечном итоге было приказано выплатить 320 евро в качестве компенсации. Признавая «важные преимущества, которые могут быть получены в Интернете при осуществлении свободы выражения мнения», Суд повторно постановил, что не было нарушения Статьи 10, и «ответственность за диффамацию или другие виды неправомерных высказываний в принципе должна быть сохранена и представлять собой эффективное средство правовой защиты от нарушений прав личности».

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-155105

Юридические выводы и комментарии:

«Суд полагает, что при оценке последствий для компаний-заявительниц ключевое значение имеет не отсутствие присужденной компенсации, а порядок привлечения Интернет-порталов, как те, что принадлежали им, к ответственности за комментарии третьих лиц. Подобное привлечение к ответственности может предсказуемо иметь негативные последствия для обстановки, в которой осуществляется комментирование на Интернет-портале: например, компании-заявительницы могут вовсе отключить функцию размещения комментариев. Суд считает, что такие последствия могут иметь, прямо или косвенно, сковывающий эффект в отношении свободы выражения мнения в Интернете. Этот эффект может быть особо пагубен для некоммерческого Интернет-сайта, как тот, что принадлежал первой компании-заявительнице».

MTE и Index.hu против Венгрии, 2016  

Венгерская ассоциация провайдеров интернет-контента (Magyar Tartalomszolgaltatok Egyesulete) и Index.hu Zrt (“MTE”) против Венгрии, жалоба no. 22947/13, решение от 2 февраля 2016

Первый заявитель был саморегулируемым органом поставщиков интернет-контента, а второй заявитель был владельцем интернет-портала новостей. В феврале 2010 года первый заявитель опубликовал мнение о двух веб-сайтах по управлению недвижимостью, полный текст которых впоследствии был также опубликован на портале второго заявителя. Мнение привлекло комментарии пользователей, некоторые из которых критиковали сайты недвижимости в уничижительных формулировках. В результате компания, обеспечивающая функционирование веб-сайтов, подала гражданский иск против заявителей, обвинив их в нанесении ущерба репутации. Заявители немедленно удалили оскорбительные комментарии пользователей. Тем не менее, национальные суды предписали им нести объективную ответственность за их публикацию и приказали выплатить процессуальные сборы.

Европейский суд по правам человека должен был оценить, был ли установлен соответствующий баланс между правом заявителя на свободу выражения мнения в соответствии со статьей 10 и правом истца на защиту репутации согласно статье 8. Учитывая отсутствие в комментариях пользователей ненавистных высказываний или прямых угроз физической неприкосновенности, Суд установил, что нет оснований считать, что, если бы они сопровождались действенными процедурами, позволяющими быстро отвечать, система уведомления и отмены не могла бы обеспечить жизнеспособный способ защиты коммерческой репутации истца в настоящем деле.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-160314

Юридические выводы и комментарии:

Кроме того, было несколько решений Суда справедливости ЕС, в которых основное внимание уделяется разъяснению сущности различных услуг в контексте применимости режима ответственности информационных посредников, установленного статьями 12-14 Директивы ЕС 2000/31/EC.

Право на информацию

Право на информацию является частью права на свободу выражения мнения в качестве права на доступ к соответствующей информации, которое позволило бы нам углубиться в формировании мнений и идей.

Статья 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Свобода выражения мнения


...Это право включает свободу ... получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Доступ к информации, представляющей общественный интерес (позволяющей гражданам получать свежую информацию о деятельности государственных органов) представляет собой небольшую, но важную часть права на доступ к информации, и рассматривается как средство информирования граждан о деятельности, выполняемой государствами и, следовательно, как средство обеспечения демократии.

Существует несколько европейских Конституций, в которых говорится о праве на информацию одновременно как о праве человека и общем праве на доступ к информации, представляющей общественный интерес, как для отдельных лиц, так и для различных типов организаций.

Существуют также специальные законы, которые устанавливают условия доступа к информации, представляющей общественный интерес, и обязательства государственных органов по предоставлению такой информации даже без запроса гражданина или другой заинтересованной стороны. Эти законы содержат определения и списки того, что представляет собой общественная информация, институты, которые действуют зачастую в обход закона, и средства правовой защиты в случае отказа в такой информации.

В своей судебной практике ЕСПЧ разработал четыре пороговых критерия для оценки того, относится ли отказ в доступе к государственной информации к статье 10 Конвенции (подробнее ниже).

Кроме того, Суд заявил, что национальные власти не должны препятствовать праву посредством мер, ограничивающих доступ к информации, представляющей общественный интерес, точнее, разрешая «произвольные ограничения, которые могут стать формой косвенной цензуры, в случаях, когда власти создают препятствия для сбора информации». (TASZ против Венгрии, 2009). Таковыми могут быть спецслужбы. Суд заявил, что они могут руководствоваться теми же положениями, касающихся доступа к информации, как и любой другой государственный орган (Молодежная инициатива за права человека (Case Youth Initiative for Human Rights) против Сербии, 2013). Кроме того, Суд включил Интернет в список защищенных законом средств доступа к информации.

element cheieКлючевые аспекты соответствующих дел ЕСПЧ


Определение свободы получать информацию

«... (...) право на получение и распространение информации явно является частью права на свободу выражения мнения в соответствии со статьей 10. Это право в основном запрещает правительству ограничивать получение человеком информации, которую другие желают или могут пожелать передать ему.»

TASZ против Венгрии, 2009, цитирование Леандер против Швеции, 1987  

Венгерский союз гражданских свобод (Társaság a Szabadságjogokért или TASZ) против Венгрии, жалоба no. 37374/05, решение от 14 июля 2009

По делу TASZ (Венгерского союза гражданских свобод) против Венгрии Европейский суд по правам человека должен был решить, является ли отказ в доступе к документу, хранящемуся у Конституционного суда Венгрии, нарушением права организации на доступ к информации, как указано в статье 10 Конвенции.

Документ, к которому Союз гражданских свобод Венгрии запросил доступ, был жалобой, поданной депутатом в Конституционный суд запрос о конституциональном пересмотре некоторых поправок к Уголовному кодексу, касающихся преступлений, связанных с наркотиками). Венгерский союз гражданских свобод нуждался в доступе к этой жалобе из-за своей заинтересованности в политике, связанной с наркотиками. Конституционный суд отказал Венгерскому Союзу гражданских свобод в доступе к этому документу, не проконсультировавшись с депутатом, объяснив, что жалоба, находящаяся на рассмотрении, не может быть предоставлена сторонним лицам без одобрения ее автора. Союз венгерских гражданских свобод возбудил судебный иск против Конституционного суда, но национальные суды приняли решение против НПО, считая, что жалоба депутата содержала некоторые «данные», но эти данные были «личными» и не могли быть доступны без согласия автора. Европейский суд по правам человека принял решение в пользу Венгерского союза гражданских свобод, считая, что имело место нарушение статьи 10 Конвенции.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-92171

Юридические выводы и комментарии:

Четыре пороговых критерия для оценки того, нарушается ли свобода выражения мнения государством, не предоставляющим запрашиваемую публичную информацию

a) Цель запроса информации (способствует общественной дискуссии)

«(...) Суд акцентировал внимание на то, является ли сбор информации релевантным подготовительным шагом в журналистской деятельности или в другой деятельности, создающей форум для или являющейся существенным элементом общественной дискуссии (...). Для Суда получение доступа к информации будет считаться необходимым, если его удержание будет препятствовать или нарушать осуществление физическим лицом своего права на свободу выражения мнения (...), в том числе свободу «получать и распространять информацию и идеи» в в соответствии с такими «обязанностями и ответственностью», которые могут вытекать из пункта 2 статьи 10».

Венгерский Хельсинский комитет (Magyar Helsinki Bizottság) против Венгрии [Большая Палата], 2016  

Венгерский хельсинский комитет (Magyar Helsinki Bizottság) против Венгрии, жалоба no. 18030/11, решение от 8 ноября 2016

Дело было возбуждено заявлением, направленным в Европейский суд Венгерским хельсинским комитетом после того, как национальные власти отказались предоставить ему доступ к информации о представителях защиты по должности, назначенных двумя полицейскими участками. Суд установил, что имело место нарушение права на свободу выражения мнения НПО-заявителя и сформулировал четыре пороговых критерия для оценки того, относится ли отказ в доступе к государственной информации к статье 10 Конвенции.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-167828

Юридические выводы и комментарии:

b) Характер запрашиваемой информации (это должна быть информация, представляющая общественный интерес)

«Суд считает, что следует определить, является ли информация, данные или документы, к которым требуется доступ, представляющими общественный интерес, чтобы побудить к необходимости раскрытия информации в соответствии с Конвенцией. Такая необходимость может существовать там, где, в частности, раскрытие информации обеспечивает прозрачность в отношении управления государственными делами и вопросами, представляющими интерес для общества в целом, и тем самым позволяет общественности целиком участвовать в государственном управлении.


Суд подчеркнул, что определение того, что может являться темой общественной заинтересованности, будет зависеть от обстоятельств каждого дела. Общественная заинтересованность относится к вопросам, которые воздействуют на общественность до такой степени, что она может законно заинтересоваться ими, которые привлекают её внимание, или которые касаются её в значительной степени, особенно в том, что они оказывают влияние на благополучие граждан или жизнь сообщества. Это также относится к вопросам, которые могут вызвать серьёзные споры, которые касаются важной социальной темы, или которые относятся к проблеме, в информации о которой общественность может быть заинтересована. Общественная заинтересованность не может быть уменьшена до общественной жажды информации о частной жизни других лиц, или до тяги аудитории к сенсационности, или даже вуайеризму. Для того, чтобы выяснить, относится ли публикация к теме общей важности, необходимо оценить публикацию в целом, принимая во внимание контекст, в котором она появляется."

Венгерский Хельсинский комитет (Magyar Helsinki Bizottság) против Венгрии [Большая Палата], 2016  

Венгерский хельсинский комитет (Magyar Helsinki Bizottság) против Венгрии, жалоба no. 18030/11, решение от 8 ноября 2016

Дело было возбуждено заявлением, направленным в Европейский суд Венгерским хельсинским комитетом после того, как национальные власти отказались предоставить ему доступ к информации о представителях защиты по должности, назначенных двумя полицейскими участками. Суд установил, что имело место нарушение права на свободу выражения мнения НПО-заявителя и сформулировал четыре пороговых критерия для оценки того, относится ли отказ в доступе к государственной информации к статье 10 Конвенции.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-167828

Юридические выводы и комментарии:

с) Роль заявителя (социальный наблюдатель - включая блоггеров и пользователей социальных сетей)

«(...) при оценке того, вмешивалось ли государство-ответчик в права заявителей по статье 10, лишая доступ к определенным документам, Суд ранее придавал особый вес роли заявителя как журналиста (...), или как социального наблюдателя, или как НПО, занимающейся вопросами, представляющими общественный интерес (...).


В то время, как статья 10 гарантирует свободу выражения мнения “каждому человеку”, практика Суда также признала ключевую роль прессы в демократическом обществе (...)».

Венгерский Хельсинский комитет (Magyar Helsinki Bizottság) против Венгрии [Большая Палата], 2016  

Венгерский хельсинский комитет (Magyar Helsinki Bizottság) против Венгрии, жалоба no. 18030/11, решение от 8 ноября 2016

Дело было возбуждено заявлением, направленным в Европейский суд Венгерским хельсинским комитетом после того, как национальные власти отказались предоставить ему доступ к информации о представителях защиты по должности, назначенных двумя полицейскими участками. Суд установил, что имело место нарушение права на свободу выражения мнения НПО-заявителя и сформулировал четыре пороговых критерия для оценки того, относится ли отказ в доступе к государственной информации к статье 10 Конвенции.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-167828

Юридические выводы и комментарии:

«Функция прессы включает в себя создание форумов для общественной дискуссии. Однако реализация этой функции сводится не только к СМИ или профессиональным журналистам. В данном случае подготовка форума общественной дискуссии была осуществлена неправительственной организацией. Таким образом, цель деятельности заявителя является важным элементом осведомленной общественной дискуссии. Суд неоднократно признавал важный вклад гражданского общества в обсуждение общественных дел (...) ».

TASZ против Венгрии, 2009, цитирование Леандер против Швеции, 1987  

Венгерский союз гражданских свобод (Társaság a Szabadságjogokért или TASZ) против Венгрии, жалоба no. 37374/05, решение от 14 июля 2009

По делу TASZ (Венгерского союза гражданских свобод) против Венгрии Европейский суд по правам человека должен был решить, является ли отказ в доступе к документу, хранящемуся у Конституционного суда Венгрии, нарушением права организации на доступ к информации, как указано в статье 10 Конвенции.

Документ, к которому Союз гражданских свобод Венгрии запросил доступ, был жалобой, поданной депутатом в Конституционный суд запрос о конституциональном пересмотре некоторых поправок к Уголовному кодексу, касающихся преступлений, связанных с наркотиками). Венгерский союз гражданских свобод нуждался в доступе к этой жалобе из-за своей заинтересованности в политике, связанной с наркотиками. Конституционный суд отказал Венгерскому Союзу гражданских свобод в доступе к этому документу, не проконсультировавшись с депутатом, объяснив, что жалоба, находящаяся на рассмотрении, не может быть предоставлена сторонним лицам без одобрения ее автора. Союз венгерских гражданских свобод возбудил судебный иск против Конституционного суда, но национальные суды приняли решение против НПО, считая, что жалоба депутата содержала некоторые «данные», но эти данные были «личными» и не могли быть доступны без согласия автора. Европейский суд по правам человека принял решение в пользу Венгерского союза гражданских свобод, считая, что имело место нарушение статьи 10 Конвенции.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-92171

Юридические выводы и комментарии:

"(...) функция создания форумов для общественной дискуссии не ограничивается прессой. Эта функция может также осуществляться неправительственными организациями, деятельность которых является важным элементом осведомленной общественной дискуссии. Поэтому Суд признал, что неправительственные организации, как и пресса, могут быть охарактеризованы как социальные «наблюдатели». В связи с этим их деятельность требует аналогичной с прессой защиты в рамках Конвенции."

Österreichische Vereinigung zur Erhaltung, Stärkung und Schaffung eines wirtschaftlich gesunden land- und forstwirtschaftlichen Grundbesitzes против Австрии, 2013

«Суд также отметил, что, учитывая важную роль Интернета в расширении доступа общественности к новостям и облегчении распространения информации (...), функция блогеров и популярных пользователей социальных сетей также может быть тождествена функции «общественных наблюдателей» в той мере, в какой это касается защиты, предусмотренной статьей 10».

Венгерский Хельсинский комитет (Magyar Helsinki Bizottság) против Венгрии [Большая Палата], 2016  

Венгерский хельсинский комитет (Magyar Helsinki Bizottság) против Венгрии, жалоба no. 18030/11, решение от 8 ноября 2016

Дело было возбуждено заявлением, направленным в Европейский суд Венгерским хельсинским комитетом после того, как национальные власти отказались предоставить ему доступ к информации о представителях защиты по должности, назначенных двумя полицейскими участками. Суд установил, что имело место нарушение права на свободу выражения мнения НПО-заявителя и сформулировал четыре пороговых критерия для оценки того, относится ли отказ в доступе к государственной информации к статье 10 Конвенции.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-167828

Юридические выводы и комментарии:

d) Требуемая информация была готова и доступна
«(...) Суд ранее рассматривал тот факт, что запрашиваемая информация была «готова и доступна» и не требовала сбора каких-либо данных Правительством (...). С другой стороны, Суд отклонил зависимость внутреннего органа от предполагаемых трудностей, связанных со сбором информации, в качестве основания для отказа в предоставлении заявителю документов, где такая трудность была вызвана практикой самих властей (...) ».

Венгерский Хельсинский комитет (Magyar Helsinki Bizottság) против Венгрии [Большая Палата], 2016  

Венгерский хельсинский комитет (Magyar Helsinki Bizottság) против Венгрии, жалоба no. 18030/11, решение от 8 ноября 2016

Дело было возбуждено заявлением, направленным в Европейский суд Венгерским хельсинским комитетом после того, как национальные власти отказались предоставить ему доступ к информации о представителях защиты по должности, назначенных двумя полицейскими участками. Суд установил, что имело место нарушение права на свободу выражения мнения НПО-заявителя и сформулировал четыре пороговых критерия для оценки того, относится ли отказ в доступе к государственной информации к статье 10 Конвенции.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-167828

Юридические выводы и комментарии:

Никаких произвольных ограничений при доступе к общественной информации

«Самый тщательный контроль со стороны Суда необходим, когда меры, принимаемые национальными властями, способны препятствовать участию прессы, одного из общественных «наблюдателей», в общественной дискуссии по вопросам, представляющим обоснованный общественный интерес ( ...), включая меры, которые делают доступ к информации более обременительным.


Ввиду интересов, защищенных статьей 10, закон не может допускать произвольные ограничения, которые могут стать формой косвенной цензуры, если власти создают препятствия для сбора информации».

TASZ против Венгрии - 2009  

Венгерский союз гражданских свобод (Társaság a Szabadságjogokért или TASZ) против Венгрии, жалоба no. 37374/05, решение от 14 июля 2009

По делу TASZ (Венгерского союза гражданских свобод) против Венгрии Европейский суд по правам человека должен был решить, является ли отказ в доступе к документу, хранящемуся у Конституционного суда Венгрии, нарушением права организации на доступ к информации, как указано в статье 10 Конвенции.

Документ, к которому Союз гражданских свобод Венгрии запросил доступ, был жалобой, поданной депутатом в Конституционный суд запрос о конституциональном пересмотре некоторых поправок к Уголовному кодексу, касающихся преступлений, связанных с наркотиками). Венгерский союз гражданских свобод нуждался в доступе к этой жалобе из-за своей заинтересованности в политике, связанной с наркотиками. Конституционный суд отказал Венгерскому Союзу гражданских свобод в доступе к этому документу, не проконсультировавшись с депутатом, объяснив, что жалоба, находящаяся на рассмотрении, не может быть предоставлена сторонним лицам без одобрения ее автора. Союз венгерских гражданских свобод возбудил судебный иск против Конституционного суда, но национальные суды приняли решение против НПО, считая, что жалоба депутата содержала некоторые «данные», но эти данные были «личными» и не могли быть доступны без согласия автора. Европейский суд по правам человека принял решение в пользу Венгерского союза гражданских свобод, считая, что имело место нарушение статьи 10 Конвенции.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-92171

Юридические выводы и комментарии:

Секретные службы должны предоставлять доступ к информации, представляющей общественный интерес
"Осуществление свободы выражения мнения может быть ограничено, но любые такие ограничения должны соответствовать внутреннему законодательству. Суд считает, что ограничения, введенные спецслужбой в данном случае, не соответствовали этому критерию."

Молодежная инициатива за права человека (Case Youth Initiative for Human Rights) против Сербии, 2013  

Молодежная инициатива за права человека против Сербии, жалоба no. 48135/06, решение от 25 июня 2013

Заявитель является неправительственной организацией, которая обратилась с жалобой о том, что сербское разведывательное управление отказалось предоставить ей информацию о том, сколько людей было подвергнуто электронному наблюдению в 2005 году. Молодежная инициатива за права человека пожаловалась, что отказ в предоставлении информации воспрепятствовал ей выполнить свою роль «общественного наблюдателя». Европейский суд по правам человека принял решение в пользу заявителя.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-120955

Юридические выводы и комментарии:

Доступ к определенным Интернет сайтам является частью права на доступ к информации
"Суд считает, что статья 10 не может толковаться как налагающая общее обязательство обеспечить заключенным доступ к Интернету или к конкретным Интернет-сайтам. Однако с учетом обстоятельств дела он приходит к следующему выводу: поскольку доступ к определенным сайтам, содержащим юридическую информацию, предоставляется согласно эстонскому законодательству, ограничение доступа к другим сайтам, также содержащим юридическую информацию, представляет собой вмешательство в право на получение информации."

Калда (Kalda) против Эстонии, 2016  

Калда (Kalda) против Эстонии, жалоба no. 17429/10, решение от 19 января 2016

Заявителю, заключенному, было отказано тюремными властями в доступе на веб-сайт местного информационного бюро Совета Европы и некоторых государственных баз данных, содержащих законодательные и судебные решения. Причиной, на которую ссылались национальные суды, являлась опасность того, что заключенные будут осуществлять запрещенное общение. Европейский суд по правам человека постановил, что имело место нарушение статьи 10.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-160270

Юридические выводы и комментарии:

Блокирование Интернета

Блокировка веб-страницы через операторов связи, обеспечивающих доступ к Интернету, является формой ограничения доступа к контенту.

В то время как блокирование Интернета часто кажется простым и легким решением для некоторых лиц, ответственных за разработку регулирования по борьбе с незаконным контентом, на самом деле в результате этой меры поднимается ряд очень сложных технических и правовых вопросов, среди которых конфликт между блокированием Интернета и свободой выражения мнения. 16 17

В последние годы многие страны мира применяют различные решения для блокирования Интернета. Существует несколько отчетов, подготовленных неправительственными организациями, такими как OpenNet Initiative 18 , Reporters Without Borders 19 или Freedom House 20 , которые предоставляют углубленный анализ практик разных стран в отношении интернет-цензуры, которая часто включает блокирование.

Существует множество причин, почему страны решают заблокировать цифровой контент. Наиболее распространенными из них являются: изображения надругательства над детьми, несанкционированные азартные онлайн-игры, права интеллектуальной собственности или национальная безопасность. Помимо обязательств по интернет-блокированию для интернет-провайдеров, которые предусмотрены законом или судебным решением, существует постоянная тенденция определения аналогичных добровольных мер или предоставления интернет-провайдерам возможности их внедрить, мер, которые также актуализируют и другие проблемы с правовой точки зрения.

element cheieКлючевые аспекты соответствующих дел ЕСПЧ


Блокировка веб-сайта как вмешательство в свободу выражения мнения

«Блокирование доступа к веб-сайту заявителя привело к вмешательству в его право согласно статье 10 на получение и распространение информации« независимо от государственных границ»».

Ахмет Йылдырым (Ahmet Yıldırım) против Турции, 2012  

Ахмет Йылдырым (Ahmet Yıldırım) против Турции, жалоба no. 3111/10, решение от 18 декабря 2012

Весь домен сайтов Google был заблокирован в Турции из-за единственного веб-сайта, который содержал контент, считающийся оскорбительным для памяти Ататюрка. Временное судебное постановление ненамеренно заблокировало доступ к обслуживающим веб-сайтам и сайтам сторонних организаций в дополнение к связанным с ним веб-сайтом. «Запрет на блокировку Google сайтов напрямую повлиял на доступ г-на Йылдырыма к его собственному веб-сайту», Суд установил нарушение статьи 10 Европейской конвенции о правах человека.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-115705

Юридические выводы и комментарии:

Блокирование веб-сайта влияет на право общества получать информацию

Заявители могут на законных основаниях утверждать, что решение о блокировании доступа к YouTube повлияло на их право получать и распространять информацию и идеи, даже если это и не было непосредственной целью. Cengiz și Alții v. Turcia, 2015 Дженгиз (Cengiz) и другие против Турции, 2015  

Дженгиз (Cengiz) и другие против Турции, жалобы no. 48226/10 и 14227/11, решение от 1 декабря 2015

В мае 2008 года суд Анкары установил, что содержание десяти страниц на веб-сайте YouTube нарушает запрет на оскорбление памяти Ататюрка и поэтому постановил заблокировать весь сайт. Заявители, которые были активными пользователями веб-сайта, обжаловали это решение. Их обращение было отклонено на том основании, что они не являются участниками процедуры расследования и, следовательно, не имеют оснований оспаривать распоряжение о блокировании. Заявители жаловались, что невозможность доступа к YouTube - платформа, которую они широко использовали в своей академической работе, нарушала их право на получение и распространение информации и идей. Суд установил, что распоряжение о блокировании нарушило право заявителей на свободу выражения мнения в соответствии со статьей 10 Европейской конвенции о правах человека.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-159188

Юридические выводы и комментарии:

«Суд вновь утверждает, что статья 10 Конвенции гарантирует «каждому» свободу получать и распространять информацию и идеи и что никакое различие не проводится в соответствии с характером преследуемой цели или ролью физических или юридических лиц в осуществлении этой свободы. Статья 10 применяется не только к содержанию информации, но и к средствам распространения, поскольку любое ограничение, налагаемое на такие средства, обязательно препятствует праву на получение и передачу информации. Аналогичным образом Суд подтверждает, что статья 10 гарантирует не только право передавать информацию, но и право общественности на ее получение».

Дженгиз (Cengiz) и другие против Турции, 2015  

Дженгиз (Cengiz) и другие против Турции, жалобы no. 48226/10 и 14227/11, решение от 1 декабря 2015

В мае 2008 года суд Анкары установил, что содержание десяти страниц на веб-сайте YouTube нарушает запрет на оскорбление памяти Ататюрка и поэтому постановил заблокировать весь сайт. Заявители, которые были активными пользователями веб-сайта, обжаловали это решение. Их обращение было отклонено на том основании, что они не являются участниками процедуры расследования и, следовательно, не имеют оснований оспаривать распоряжение о блокировании. Заявители жаловались, что невозможность доступа к YouTube - платформа, которую они широко использовали в своей академической работе, нарушала их право на получение и распространение информации и идей. Суд установил, что распоряжение о блокировании нарушило право заявителей на свободу выражения мнения в соответствии со статьей 10 Европейской конвенции о правах человека.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-159188

Юридические выводы и комментарии:

Предварительные ограничения необязательно несовместимы с Конвенцией в принципе, но требуется четкая правовая основа

«Такие предварительные ограничения не были несовместимы с Конвенцией в принципе, но должны были стать частью ее правовой основы, обеспечивающей как жесткий контроль над сферами действия запрета, так и эффективный судебный надзор для предотвращения любых злоупотреблений».

Дженгиз (Cengiz) и другие против Турции, 2015  

Дженгиз (Cengiz) и другие против Турции, жалобы no. 48226/10 и 14227/11, решение от 1 декабря 2015

В мае 2008 года суд Анкары установил, что содержание десяти страниц на веб-сайте YouTube нарушает запрет на оскорбление памяти Ататюрка и поэтому постановил заблокировать весь сайт. Заявители, которые были активными пользователями веб-сайта, обжаловали это решение. Их обращение было отклонено на том основании, что они не являются участниками процедуры расследования и, следовательно, не имеют оснований оспаривать распоряжение о блокировании. Заявители жаловались, что невозможность доступа к YouTube - платформа, которую они широко использовали в своей академической работе, нарушала их право на получение и распространение информации и идей. Суд установил, что распоряжение о блокировании нарушило право заявителей на свободу выражения мнения в соответствии со статьей 10 Европейской конвенции о правах человека.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-159188

Юридические выводы и комментарии:

Чрезмерное блокирование и побочные эффекты следует учитывать

"По мнению Суда, они должны были учитывать, помимо прочего, тот факт, что такая мера через ограничение доступа к большому количеству информации существенно ограничила права пользователей и имела значительный побочный эффект."

Ахмет Йылдырым (Ahmet Yıldırım) против Турции, 2012  

Ахмет Йылдырым (Ahmet Yıldırım) против Турции, жалоба no. 3111/10, решение от 18 декабря 2012

Весь домен сайтов Google был заблокирован в Турции из-за единственного веб-сайта, который содержал контент, считающийся оскорбительным для памяти Ататюрка. Временное судебное постановление ненамеренно заблокировало доступ к обслуживающим веб-сайтам и сайтам сторонних организаций в дополнение к связанным с ним веб-сайтом. «Запрет на блокировку Google сайтов напрямую повлиял на доступ г-на Йылдырыма к его собственному веб-сайту», Суд установил нарушение статьи 10 Европейской конвенции о правах человека.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-115705

Юридические выводы и комментарии:

"Эта мера вызвала произвольные последствия и, нельзя было сказать, что она была направлена исключительно на блокирование доступа к сайту-нарушителю, поскольку она заключалась в широкомасштабной блокировке всех сайтов, размещенных на хостинге Google."

Ахмет Йылдырым (Ahmet Yıldırım) против Турции, 2012  

Ахмет Йылдырым (Ahmet Yıldırım) против Турции, жалоба no. 3111/10, решение от 18 декабря 2012 Весь домен сайтов Google был заблокирован в Турции из-за единственного веб-сайта, который содержал контент, считающийся оскорбительным для памяти Ататюрка. Временное судебное постановление ненамеренно заблокировало доступ к обслуживающим веб-сайтам и сайтам сторонних организаций в дополнение к связанным с ним веб-сайтом. «Запрет на блокировку Google сайтов напрямую повлиял на доступ г-на Йылдырыма к его собственному веб-сайту», Суд установил нарушение статьи 10 Европейской конвенции о правах человека.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-115705

Юридические выводы и комментарии:

Должны быть эффективные меры судебного надзора

«Кроме того, судебные процедуры, касающиеся блокировки сайтов, недостаточны для соблюдения критериев предотвращения злоупотреблений, поскольку внутреннее законодательство не предусматривает каких-либо гарантий, обеспечивающих, чтобы порядок блокирования в отношении конкретного сайта не использовался бы в качестве средства блокирования доступа в целом».

Ахмет Йылдырым (Ahmet Yıldırım) против Турции, 2012  

Ахмет Йылдырым (Ahmet Yıldırım) против Турции, жалоба no. 3111/10, решение от 18 декабря 2012

Весь домен сайтов Google был заблокирован в Турции из-за единственного веб-сайта, который содержал контент, считающийся оскорбительным для памяти Ататюрка. Временное судебное постановление ненамеренно заблокировало доступ к обслуживающим веб-сайтам и сайтам сторонних организаций в дополнение к связанным с ним веб-сайтом. «Запрет на блокировку Google сайтов напрямую повлиял на доступ г-на Йылдырыма к его собственному веб-сайту», Суд установил нарушение статьи 10 Европейской конвенции о правах человека.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-115705

Юридические выводы и комментарии:

Соответствующие дела Суда Справедливости ЕС:


Установка системы фильтрации для блокирования незаконного использования файлов является незаконной и нарушает "основные права клиентов этого оператора связи, а именно их право на защиту своих персональных данных и их свободу получать или распространять информацию, которая является гарантированным правом в соответствии со Статьей 8 и 11 Хартии соответственно."

Scarlet против SABAM, C-70/10  

Дело C-70/10 Scarlet против SABAM - от 24 ноября 2011

Европейский суд постановил, что на оператора связи (инетрнет-провайдера) нельзя наложить судебное предписание по установке системы фильтрации сообщений,в частности тех, которые связаны с использованием однорангового програмного обеспечения, проходящих через его службы, которая применялась бы без разбора ко всем его клиентам в качестве превентивной меры исключительно за свой счет и на неограниченный период и которая могла бы идентифицировать в сети этого провайдера движение электронных файлов, содержащих музыкальные, кинематографические или аудиовизуальные работы, на которые, по утверждению заявителя, он имеет интеллектуальные права собственности с намерением блокировать общественный доступ к произведениям во избежание нарушения авторских прав.

Full decision: http://curia.europa.eu/juris/document/document.jsf?text=&docid=115202&pageIndex=0&doclang=EN&mode=lst&dir=&occ=first&part=1&cid=854226

Other relevant cases implying blocking or filtering:


Другие соответствующие дела по блокировке и фильтрам

C -610/15 - Stichting Brein против Ziggo BV & XS4ALL Internet BV, 2017  

Дело C-610/15 Stichting Brein против Ziggo BV & XS4ALL Internet BV - от 14 июня 2017

Понятие "сообщения для всеобщего сведения" по смыслу статьи 3 (1) Директивы 2001/29/ЕС Европейского парламента и cовета от 22 мая 2001 года о согласовании некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе, должно толковаться как охватывающее, в таких обстоятельствах, как те, которые затрагиваются в основном разбирательстве, предоставление платформы обмена и управление ею в Интернете, платформа обмена, которая посредством индексации метаданных, относящихся к охраняемым произведениям и предоставлению поисковой системы, позволяет пользователям этой платформы локализовать эти работы и делиться ими в контексте одноранговой сети.

Full decision: http://curia.europa.eu/juris/document/document.jsf;jsessionid=9ea7d0f130d5152abe8ca2264347841cf5d5161654a4.e34KaxiLc3eQc40LaxqMbN4PaxmSe0?text=&docid=191707&pageIndex=0&doclang=EN&mode=req&dir=&occ=first&part=1&cid=235732

Свобода выражения мнения и конфиденциальность

Одними из самых сложных дел, касающихся ограничения права на свободу выражения мнения, являются те, где другая сторона заявляет о нарушении своих основополагающих прав, в частности права на неприкосновенность частной жизни, или, как это определено в статье 8 Конвенции, права на уважение частной и семейной жизни.

СТАТЬЯ 8 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Право на уважение частной и семейной жизни

1
Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.
2
Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Одна из причин, по которой понятие частной жизни создает столько проблем, состоит в том, что у данной концепции довольно широкое значение, она не может иметь строгого определения даже в соответствии с практикой ЕСПЧ.

Таким образом, частная жизнь "распространяется на аспекты, связанные с личной идентичностью, включающую имя человека, фотографию или физическую и моральную неприкосновенность. Эта концепция также включает право на частную жизнь без нежелательного внимания. Гарантия, предусмотренная статьей 8 Конвенции в этом отношении, в первую очередь направлена на обеспечение развития личности каждого человека без внешнего вмешательства в его или ее отношениях с другими людьми. Таким образом, существует зона взаимодействия человека с другими людьми даже в общественном контексте, которая может подпадать под сферу частной жизни."

Кудерк (Couderc) и «Ашетт Филипакки Ассосье» (Hachette Filipacchi Associés) против Франции [Большая Палата], 2015  

Кудерк (Couderc) и компания "Ашетт Филипакки ассосье" (Hachette Filipacchi Associés) против Франции [Большая Палата], жалоба no. 40454/07, решение от 10 ноября 2015

Это дело касалось осуждения заявителей - директора отдела публикаций и издателя еженедельного журнала Paris Match - после публикации десятистраничной статьи, о которой было анонсировано на обложке журнала под заголовком «Альберт Монако: А., секретный ребенок» и в которой было несколько фотографий принца Монако, его предполагаемого ребенка и матери ребенка. Заявители утверждали, что судебное решение против них составило необоснованное вмешательство в осуществление их права на свободу информации.

Это дело касалось осуждения заявителей - директора отдела публикаций и издателя еженедельного журнала Paris Match - после публикации десятистраничной статьи, о которой было анонсировано на обложке журнала под заголовком «Альберт Монако: А., секретный ребенок» и в которой было несколько фотографий принца Монако, его предполагаемого ребенка и матери ребенка. Заявители утверждали, что судебное решение против них составило необоснованное вмешательство в осуществление их права на свободу информации.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-158861

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-10950

ЕСПЧ считает, что оба права (свобода выражения мнения и право на неприкосновенность частной жизни) имеют равную силу и, следовательно, не имеет значения, на основе какой статьи было написано заявление, поскольку оценка случая, которая ведет к правильному решению, подразумевает уважание обоих прав.

Попытка найти правильное решение, отдавая приоритет одному из двух прав, в терминологии ЕСПЧ называется «балансированием» и очень часто связана с особенностями каждого отдельного дела.

«При рассмотрении вопроса о необходимости вмешательства в свободу выражения мнения в демократическом обществе в интересах «защиты репутации или прав других лиц» Суду может потребоваться удостовериться, установили ли национальные власти справедливый баланс при защите гарантированных Конвенцией двух ценностей, которые могут вступать в конфликт друг с другом в определенных случаях, а именно, с одной стороны, свобода выражения мнения, защищенная статьей 10, а с другой - право на уважение частной жизни, закрепленное в статье 8».

MTE и Index.hu против Венгрии, 2016  

Венгерская ассоциация провайдеров интернет-контента (Magyar Tartalomszolgaltatok Egyesulete) и Index.hu Zrt (“MTE”) против Венгрии, жалоба no. 22947/13, решение от 2 февраля 2016

Первый заявитель был саморегулируемым органом поставщиков интернет-контента, а второй заявитель был владельцем интернет-портала новостей. В феврале 2010 года первый заявитель опубликовал мнение о двух веб-сайтах по управлению недвижимостью, полный текст которых впоследствии был также опубликован на портале второго заявителя. Мнение привлекло комментарии пользователей, некоторые из которых критиковали сайты недвижимости в уничижительных формулировках. В результате компания, обеспечивающая функционирование веб-сайтов, подала гражданский иск против заявителей, обвинив их в нанесении ущерба репутации. Заявители немедленно удалили оскорбительные комментарии пользователей. Тем не менее, национальные суды предписали им нести объективную ответственность за их публикацию и приказали выплатить процессуальные сборы.

Европейский суд по правам человека должен был оценить, был ли установлен соответствующий баланс между правом заявителя на свободу выражения мнения в соответствии со статьей 10 и правом истца на защиту репутации согласно статье 8. Учитывая отсутствие в комментариях пользователей ненавистных высказываний или прямых угроз физической неприкосновенности, Суд установил, что нет оснований считать, что, если бы они сопровождались действенными процедурами, позволяющими быстро отвечать, система уведомления и отмены не могла бы обеспечить жизнеспособный способ защиты коммерческой репутации истца в настоящем деле.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-160314

Юридические выводы и комментарии:

Конфликты между правом на свободу выражения мнения и правом на неприкосновенность частной жизни имели место задолго до появления Интернета, поэтому ЕСПЧ уже имеет обширную практику в этом вопросе. Тем не менее, цифровой мир также ввел в эту дискуссию некоторые особенности управления (или, лучше сказать, плохого управления?) конфиденциальностью и персональными данными в онлайн-среде. Так, например, большие объемы персональных данных собираются цифровыми средствами и используется столь таким большим количеством различных способов, что даже трудно себе представить.21

Эта глава не будет включать дела, которые касаются только права на неприкосновенность частной жизни в цифровом мире, поскольку это выходит за рамки настоящей брошюры. И они, вероятно, заслуживают отдельного анализа и комментариев22.

element cheieКлючевые аспекты соответствующих дел ЕСПЧ:


Существуют различия между Интернет-СМИ и печатными СМИ в отношении их потенциала в нарушении неприкосновенности частной жизни.
«​Создаваемый контентом и сообщениями в Интернете риск нанесения вреда правам и свободам человека, особенно праву на уважение частной жизни, безусловно, выше, чем в прессе. Поэтому политика, регулирующая размещение материала в печатных СМИ и в Интернете, может различаться. Последнюю, несомненно, необходимо скорректировать в соответствии с конкретными технологическими особенностями для обеспечения защиты и поощрения соответствующих прав и свобод».

Редакция «Правое дело» и Штекель (Shtekel) против Украины, 2011

element cheieКлючевые факторы, которые необходимо учитывать при соблюдении баланса между двумя правами23:


а) вклад в дискуссию, представляющую общественный интерес
«Суд подчеркивает, что определение того, что может являться представляющим общественный интерес, будет зависеть от обстоятельств каждого дела».
Суд «принял во внимание ряд факторов, определяющих, представляет ли публикация, раскрывающая элементы частной жизни, общественный интерес. К числу релевантных факторов относится важность вопроса для общественности и характер раскрываемой информации».

Кудерк (Couderc) и «Ашетт Филипакки Ассосье» (Hachette Filipacchi Associés) против Франции [Большая Палата], 2015 Кудерк (Couderc) и компания "Ашетт Филипакки ассосье" (Hachette Filipacchi Associés) против Франции [Большая Палата], жалоба no. 40454/07, решение от 10 ноября 2015  

Это дело касалось осуждения заявителей - директора отдела публикаций и издателя еженедельного журнала Paris Match - после публикации десятистраничной статьи, о которой было анонсировано на обложке журнала под заголовком «Альберт Монако: А., секретный ребенок» и в которой было несколько фотографий принца Монако, его предполагаемого ребенка и матери ребенка. Заявители утверждали, что судебное решение против них составило необоснованное вмешательство в осуществление их права на свободу информации.

Это дело касалось осуждения заявителей - директора отдела публикаций и издателя еженедельного журнала Paris Match - после публикации десятистраничной статьи, о которой было анонсировано на обложке журнала под заголовком «Альберт Монако: А., секретный ребенок» и в которой было несколько фотографий принца Монако, его предполагаемого ребенка и матери ребенка. Заявители утверждали, что судебное решение против них составило необоснованное вмешательство в осуществление их права на свободу информации.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-158861

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-10950

«Необходимо провести фундаментальное различие между сообщениями о фактах способных внести свой вклад в дискуссию в демократическом обществе, т.е. касающихся, например, политиков при исполнении своих официальных обязанностей, и предоставлением сведений о частной жизни человека, который не осуществляет такие функции».

Фон Ганновер (Von Hannover) против Германии (№ 2) [Большая Палата], 2012  

Фон Ганновер (Von Hannover) против Германии, жалоба no. 59320/00, решение от 24 июня 2004

Заявительница, принцесса Каролина фон Ганновер, обратилась в германские суды с просьбой запретить любую дальнейшую публикацию двух серий фотографий, касающихся ее личной жизни, которая появилась в немецких журналах, на том основании, что они нарушили ее право на защиту ее личной жизни и ее собственного изображения. Будучи недовольной решением национальных судов, принцесса пожаловалась в Европейский суд по правам человека. Она утверждала, что эти решения нарушили ее право на уважение частной жизни, поскольку они не смогли предоставить ей адекватную

защиту от публикации фотографий, сделанных без ее ведома папарацци, на том основании, что с учетом ее корней, она была настоящим образцом современного общества.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-109029

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-98

b) предмет доклада

«Роль или функция соответствующего лица и характер мероприятий, которые являются предметом репортада и/или фотографии, являются еще одним важным критерием, связанным с предыдущим. В этом отношении необходимо провести различие между частными лицами и лицами, выступающими в общественном контексте в качестве политических или общественных деятелей. Соответственно, в то время как частное лицо, неизвестное общественности, может требовать особой защиты своего права на частную жизнь, к общественным деятелям это не относится».

Фон Ганновер (Von Hannover) против Германии (№ 2) [Большая Палата], 2012  

Фон Ганновер (Von Hannover) против Германии, жалоба no. 59320/00, решение от 24 июня 2004

Заявительница, принцесса Каролина фон Ганновер, обратилась в германские суды с просьбой запретить любую дальнейшую публикацию двух серий фотографий, касающихся ее личной жизни, которая появилась в немецких журналах, на том основании, что они нарушили ее право на защиту ее личной жизни и ее собственного изображения. Будучи недовольной решением национальных судов, принцесса пожаловалась в Европейский суд по правам человека. Она утверждала, что эти решения нарушили ее право на уважение частной жизни, поскольку они не смогли предоставить ей адекватную

защиту от публикации фотографий, сделанных без ее ведома папарацци, на том основании, что с учетом ее корней, она была настоящим образцом современного общества.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-109029

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-98

"Хотя при определенных особых обстоятельствах право общественности быть информированным может даже распространяться на частную жизнь общественных деятелей, особенно политиков, но данное дело иное, несмотря на то, что этот человек хорошо известен общественности, так как опубликованные фотографии и сопроводительные комментарии относятся исключительно к деталям личной жизни человека и имеют единственную цель - удовлетворить общественное любопытство. В этом отношении, как бы ни была известна личность, детали частной жизни не могут рассматриваться как способствующие какой-либо дискуссии, представляющей общественный интерес".

Фон Ганновер (Von Hannover) против Германии (№ 2) [Большая Палата], 2012  

Фон Ганновер (Von Hannover) против Германии, жалоба no. 59320/00, решение от 24 июня 2004

Заявительница, принцесса Каролина фон Ганновер, обратилась в германские суды с просьбой запретить любую дальнейшую публикацию двух серий фотографий, касающихся ее личной жизни, которая появилась в немецких журналах, на том основании, что они нарушили ее право на защиту ее личной жизни и ее собственного изображения. Будучи недовольной решением национальных судов, принцесса пожаловалась в Европейский суд по правам человека. Она утверждала, что эти решения нарушили ее право на уважение частной жизни, поскольку они не смогли предоставить ей адекватную

защиту от публикации фотографий, сделанных без ее ведома папарацци, на том основании, что с учетом ее корней, она была настоящим образцом современного общества.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-109029

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-98

c) Способ получения информации и ее достоверность

«​Защита статьей 10 предоставляется журналистам в отношении освещения представляющих общественный интерес вопросов при том условии, что они осуществляют свою деятельность добросовестно, на основе точных фактов и предоставляют «надежную и достоверную» информацию в соответствии с журналистской этикой (...) В данном случае отмечается, что, хотя стороны ссылались на разные источники, они, тем не менее, согласились по существу, что использование скрытой камеры не было абсолютно запрещено национальным законодательством и могло быть разрешено при соблюдении строгих условий. Стороны не оспаривали, что использование этого метода было разрешено только в тех случаях, когда распространение соответствующей информации представляет исключительный общественный при условии, что такая информация не может быть получена никакими другими способами. Суд постановил, что материал касается вопроса, представляющего общественный интерес».

Хальдиман (Haldiman) и другие против Швейцарии, 2015  

Халдиманн (Haldimann) и другие против Швейцарии, жалоба no. 21830/09, решение от 24 февраля 2015

Это дело касалось осуждения четырех журналистов за запись и трансляцию интервью частного страхового брокера с использованием скрытой камеры в рамках телевизионного документального фильма, предназначенного для освещения ошибочных рекомендаций страховых брокеров. Заявители жаловались, что их приговор к уплате штрафов являлся непропорциональным вмешательством в их право на свободу выражения мнения.

Суд постановил, что в деле заявителей имело место нарушение статьи 10 (свобода выражения мнения) Конвенции, учитывая, в частности, что вмешательство в частную жизнь брокера, отказавшегося выразить его взгляды в интервью, о котором идет речь, не было достаточно серьезным, чтобы действовать вопреки общественному интересу к информации о злоупотреблении служебным положением в области страховой брокерской деятельности. Далее Суд утверждал, что заявители достойны сомнения по поводу их желания соблюдать журналистскую этику, как это определено швейцарским законодательством, ссылаясь на пример их ограниченного использования скрытой камеры.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-152711

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-10509

«Что касается метода, используемого для подготовки документального фильма, Суд счел, что использование скрытых камер должно быть ограничено в принципе, поскольку эта техника крайне интрузивна и нарушает право на уважение частной жизни. Тем не менее, Суд осознает важность тайных методов расследования для производства определенных типов документальных фильмов. В некоторых случаях журналисты вынуждены использовать скрытые камеры, например, когда информацию трудно получить любыми другими способами. Однако такое оборудование должно использоваться в качестве крайней меры, экономно и в соответствии с соответствующими кодексами этики».

Бремнер (Bremner) против Турции, 2015  

Бремнер (Bremner) против Турции, жалоба no. 37428/06, решение от 13 октября 2015

Этот случай касался трансляции телевизионного документального фильма, в котором заявитель, показанный в качестве пропагандиста своих евангельских христианских верований, был описан как «иностранный торговец религией», занимающийся тайной деятельностью в Турции. Заявитель утверждал, что передача документального фильма и отказ судебных властей удовлетворить его просьбу о компенсации нарушили его право на уважение его личной жизни.

Суд постановил, что имело место нарушение статьи 8 (право на уважение частной жизни) Конвенции, в частности установил, что трансляция незаретушированного изображения заявителя не может рассматриваться как вклад в любое обсуждение, представляющее общий общественный интерес, независимо от степени общественного интереса к вопросу о религиозном прозелитизме.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-158077

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-10915

d) предшествующее поведение соответствующего лица

«​Поведение соответствующего лица до публикации доклада или тот факт, что фотография и относящаяся к делу информация уже появилась в более ранней публикации, также являются факторами, которые необходимо учитывать. Однако сам факт того, что индивид сотрудничал с прессой в предыдущих случаях, не может служить аргументом в пользу лишения заинтересованной стороны полной защиты от публикации фотоматериала, о котором идет речь».

Фон Ганновер (Von Hannover) против Германии (№ 2) [Большая Палата], 2012  

Фон Ганновер (Von Hannover) против Германии, жалоба no. 59320/00, решение от 24 июня 2004

Заявительница, принцесса Каролина фон Ганновер, обратилась в германские суды с просьбой запретить любую дальнейшую публикацию двух серий фотографий, касающихся ее личной жизни, которая появилась в немецких журналах, на том основании, что они нарушили ее право на защиту ее личной жизни и ее собственного изображения. Будучи недовольной решением национальных судов, принцесса пожаловалась в Европейский суд по правам человека. Она утверждала, что эти решения нарушили ее право на уважение частной жизни, поскольку они не смогли предоставить ей адекватную

защиту от публикации фотографий, сделанных без ее ведома папарацци, на том основании, что с учетом ее корней, она была настоящим образцом современного общества.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-109029

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-98

e) содержание, форма и последствия публикации

«Суд подтверждает, что метод, используемый для освещения вопроса, является предметом журналистской свободы. Ни ЕСПЧ, ни национальные суды не могут навязать свои собственные взгляды прессе в этой области. Статья 10 Конвенции также оставляет за журналистами право решать, какие детали должны быть опубликованы для обеспечения достоверности статьи. Кроме того, у журналистов есть свобода в вопросе выбора из общего массива новостей, что и как им использовать. Однако данная свобода не лишена ответственности.

В тех случаях, когда информация относится к частной жизни другого человека, до обнародования материалов журналисты должны принимать во внимание, насколько это возможно, влияние информации и изображений, которые будут опубликованы . В частности, некоторые события, касающиеся частной и семейной жизни, пользуются особо тщательной защитой в соответствии со статьей 8 Конвенции и поэтому должны побуждать журналистов проявлять осмотрительность и осторожность при их освещении».

Кудерк (Couderc) и «Ашетт Филипакки Ассосье» (Hachette Filipacchi Associés) против Франции [Большая Палата], 2015  

Кудерк (Couderc) и компания "Ашетт Филипакки ассосье" (Hachette Filipacchi Associés) против Франции [Большая Палата], жалоба no. 40454/07, решение от 10 ноября 2015

Это дело касалось осуждения заявителей - директора отдела публикаций и издателя еженедельного журнала Paris Match - после публикации десятистраничной статьи, о которой было анонсировано на обложке журнала под заголовком «Альберт Монако: А., секретный ребенок» и в которой было несколько фотографий принца Монако, его предполагаемого ребенка и матери ребенка. Заявители утверждали, что судебное решение против них составило необоснованное вмешательство в осуществление их права на свободу информации.

Это дело касалось осуждения заявителей - директора отдела публикаций и издателя еженедельного журнала Paris Match - после публикации десятистраничной статьи, о которой было анонсировано на обложке журнала под заголовком «Альберт Монако: А., секретный ребенок» и в которой было несколько фотографий принца Монако, его предполагаемого ребенка и матери ребенка. Заявители утверждали, что судебное решение против них составило необоснованное вмешательство в осуществление их права на свободу информации.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-158861

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-10950

«То, как публикуется фотография или отчет, и то, как соответствующее лицо представлено на фотографии или в отчете, также может быть принято во внимание. Степень распространения отчета и фотографии также может быть важным фактором: является ли газета национальной или местной, имеет большой или ограниченный тираж». Фон Ганновер (Von Hannover) против Германии (№ 2) [Большая Палата], 2012  

Фон Ганновер (Von Hannover) против Германии, жалоба no. 59320/00, решение от 24 июня 2004

Заявительница, принцесса Каролина фон Ганновер, обратилась в германские суды с просьбой запретить любую дальнейшую публикацию двух серий фотографий, касающихся ее личной жизни, которая появилась в немецких журналах, на том основании, что они нарушили ее право на защиту ее личной жизни и ее собственного изображения. Будучи недовольной решением национальных судов, принцесса пожаловалась в Европейский суд по правам человека. Она утверждала, что эти решения нарушили ее право на уважение частной жизни, поскольку они не смогли предоставить ей адекватную

защиту от публикации фотографий, сделанных без ее ведома папарацци, на том основании, что с учетом ее корней, она была настоящим образцом современного общества.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-109029

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-98

e) тяжесть наложенного наказания

«Суд вновь подтвердждает, что в контексте оценки соразмерности, независимо от того, была ли введенная санкция незначительной, имеет значение сам факт вынесения судебного решения против соответствующего лица, в том числе в тех случаях, когда такое постановление носит исключительно гражданский характер. Любое неоправданное ограничение свободы выражения мнения всегда несет за собой риск создания препятсвий либо полного прекращения освещение подобных вопросов в будущем в СМИ».

Кудерк (Couderc) и «Ашетт Филипакки Ассосье» (Hachette Filipacchi Associés) против Франции [Большая Палата], 2015  

Кудерк (Couderc) и компания "Ашетт Филипакки ассосье" (Hachette Filipacchi Associés) против Франции [Большая Палата], жалоба no. 40454/07, решение от 10 ноября 2015

Это дело касалось осуждения заявителей - директора отдела публикаций и издателя еженедельного журнала Paris Match - после публикации десятистраничной статьи, о которой было анонсировано на обложке журнала под заголовком «Альберт Монако: А., секретный ребенок» и в которой было несколько фотографий принца Монако, его предполагаемого ребенка и матери ребенка. Заявители утверждали, что судебное решение против них составило необоснованное вмешательство в осуществление их права на свободу информации. .

Это дело касалось осуждения заявителей - директора отдела публикаций и издателя еженедельного журнала Paris Match - после публикации десятистраничной статьи, о которой было анонсировано на обложке журнала под заголовком «Альберт Монако: А., секретный ребенок» и в которой было несколько фотографий принца Монако, его предполагаемого ребенка и матери ребенка. Заявители утверждали, что судебное решение против них составило необоснованное вмешательство в осуществление их права на свободу информации.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-158861

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-10950

Юридические лица не могут требоватьть соблюдения права на неприкосновенность, но их владельцы могут.

«Как ранее постановил Суд, в отношении юридических лиц не могут быть совершены нарушения против прав личности, относящиеся только к физическим лицам (...). Но нельзя исключать, что оспариваемые комментарии носили вредоностный характер для физического лица, стоящего за компанией"

MTE и Index.hu против Венгрии, 2016  

Венгерская ассоциация провайдеров интернет-контента (Magyar Tartalomszolgaltatok Egyesulete) и Index.hu Zrt (“MTE”) против Венгрии, жалоба no. 22947/13, решение от 2 февраля 2016

Первый заявитель был саморегулируемым органом поставщиков интернет-контента, а второй заявитель был владельцем интернет-портала новостей. В феврале 2010 года первый заявитель опубликовал мнение о двух веб-сайтах по управлению недвижимостью, полный текст которых впоследствии был также опубликован на портале второго заявителя. Мнение привлекло комментарии пользователей, некоторые из которых критиковали сайты недвижимости в уничижительных формулировках. В результате компания, обеспечивающая функционирование веб-сайтов, подала гражданский иск против заявителей, обвинив их в нанесении ущерба репутации. Заявители немедленно удалили оскорбительные комментарии пользователей. Тем не менее, национальные суды предписали им нести объективную ответственность за их публикацию и приказали выплатить процессуальные сборы.

Европейский суд по правам человека должен был оценить, был ли установлен соответствующий баланс между правом заявителя на свободу выражения мнения в соответствии со статьей 10 и правом истца на защиту репутации согласно статье 8. Учитывая отсутствие в комментариях пользователей ненавистных высказываний или прямых угроз физической неприкосновенности, Суд установил, что нет оснований считать, что, если бы они сопровождались действенными процедурами, позволяющими быстро отвечать, система уведомления и отмены не могла бы обеспечить жизнеспособный способ защиты коммерческой репутации истца в настоящем деле.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-160314

Юридические выводы и комментарии:

8. Свобода выражения мнения и авторское право

Еще одним ключевым понятием, с которым свобода выражения мнения вступает в конфликт, является право на интеллектуальную собственность и, в частности, авторское право. Эти противоречия, как правило, более значительны в цифровом мире, когда копирование больших объемов произведений становится технически проще, а цифровая копия идентична оригиналу.

В этой конкретной области ЕСПЧ имеет всего несколько дел и довольно простую общую линию. В то же время мы отмечаем, что Суд справедливости ЕС вынес ряд решений, затрагивающих также конфликт между свободой выражения мнения и правами интеллектуальной собственности на основании Хартии основных прав Европейского Союза.

Во-первых, нам необходимо уточнить, что, по мнению ЕСПЧ, интеллектуальная собственность является формой собственности и, таким образом, охватывается статьей 1 Протокола №. 1 к Европейской конвенции по правам человека:

Ст.1. Защита имущества


Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на мирное пользование своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества, кроме как в общественных интересах и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

«В свете вышеупомянутых решений Большая Палата согласна с заключением Палаты о том, что статья 1 Протокола № 1 применима к интеллектуальной собственности как таковой».

Anheuser-Busch Inc. против Португалии [Большая Палата], 2007  

Подобно случаям коллизии с правом на неприкосновенность частной жизни, в этой ситуации Суду также необходимо сбалансировать оба права, указанных в Конвенции. В случаях, когда практика осуществляется национальными судами на основе критериев судебной практики ЕСПЧ, обычно ЕСПЧ вмешивается только при наличии очень весомых аргументов для пересмотра дела.

element cheie Ключевые аспекты соответствующих дел ЕСПЧ:


В данных делах у национальных властей есть широкая свобода усмотрения

«В этом случае у национальных властей была особенно широкая свобода усмотрения, учитывая цель вмешательства и тот факт, что, поскольку статья 1 Протокола № 1 применяется к интеллектуальной собственности, вмешательство также было направлено на защиту прав, гарантированных Конвенцией или его протоколами».

Эшби Дональд (Ashby Donald) и др. против Франции, 2013  

Эшби Дональд (Ashby Donald) и другие против Франции, жалоба no. 36769/08, решение от 10 января 2013

Это дело касалось обвинения модных фотографов за нарушение авторских прав в связи с публикацией на интернет-сайте управляемой двумя заявителями модной компании без разрешения вовлеченных домов моды фотографий, сделанных другим заявителем на показе мод в 2003 году.

Суд постановил, что не было нарушения статьи 10 (свобода выражения мнения) Конвенции. При обстоятельствах дела и уважении к особенно широкой свободе усмотрения, открытой для национальных властей, характер и серьезность санкций, наложенных на заявителей, не были такими, чтобы Суд мог обнаружить, что вмешательство, о котором идет речь, было несоразмерным преследуемой цели.

Judgement (только на французском): http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-115979

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-7393

Подача жалобы о нарушении авторских прав является вмешательством в свободу выражения мнения

«В данном деле заявители применяют средства для других лиц для распространения и получения информации по смыслу статьи 10 Конвенции. Суд считает, что действия, предпринятые заявителями, обеспечиваются защитой в соответствии с пунктом 1 статьи 10 Конвенции, и, следовательно, обвинительные приговоры в отношении заявителей препятствуют их праву на свободу выражения мнения. Такое вмешательство нарушает статью 10, если оно не было «предписано законом», не преследовало одну или несколько законных целей, упомянутых в п. 2 статьи 10, и не было «необходимо в демократическом обществе» для достижения такой цели или целей».

Неий (Neij) и Сунде Кольмисоппи (Sunde Kolmisoppi) против Швеции, 2013  

Неий (Neij) и Сунде Кольмисоппи (Sunde Kolmisoppi) против Швеции, жалоба no. 40397/12, решение от 19 февраля 2013

Это дело касалось жалобы двух соучредителей «The Pirate Bay», одного из крупнейших в мире веб-сайтов для обмена файлами торрентов, что обвинение их в соучастии в нарушающих Закон об авторском праве преступлениях нарушило их свободу выражения мнения.

Суд признал жалобу неприемлемой как явно необоснованную и утверждал, что коллективное использование или предоставление другим лицам доступа к подобным материалам в Интернете, а также к материалам, защищенным авторским правом и предназначенным для получения прибыли, охватывается правом на «получение и распространение информации» согласно статье 10 (свобода выражения мнения) Конвенции. Вместе с тем он посчитал, что национальные суды справедливо сбалансировали конкурирующие интересы - право заявителей получать и распространять информацию и необходимость защиты авторских прав - при осуждении заявителей.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-117513

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-7408

«Суд приходит к выводы, что публикация спорных фотографий на веб-сайте, посвященном моде, и публичное предложение изображений парадов бесплатно или за деньги и их продажа, заключается в осуществлении права на свободу выражения мнения и что осуждение заявителей за эти действия представляют собой вмешательство в это право».

Эшби Дональд (Ashby Donald) и др. против Франции, 2013  

Эшби Дональд (Ashby Donald) и другие против Франции, жалоба no. 36769/08, решение от 10 января 2013

Это дело касалось обвинения модных фотографов за нарушение авторских прав в связи с публикацией на интернет-сайте управляемой двумя заявителями модной компании без разрешения вовлеченных домов моды фотографий, сделанных другим заявителем на показе мод в 2003 году.

Суд постановил, что не было нарушения статьи 10 (свобода выражения мнения) Конвенции. При обстоятельствах дела и уважении к особенно широкой свободе усмотрения, открытой для национальных властей, характер и серьезность санкций, наложенных на заявителей, не были такими, чтобы Суд мог обнаружить, что вмешательство, о котором идет речь, было несоразмерным преследуемой цели.

Judgement (только на французском): http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-115979

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-7393

Гарантии для «деловой» речи намного ниже, чем для политических высказываний или иной информации, представляющей общественный интерес

«В этой связи Суд также подчеркивает, что широта свободы усмотрения, предоставляемой государствам, варьируется в зависимости от ряда факторов, среди которых особый интерес представляет тип информации. В настоящем деле, хотя информация и защищена статьей 10, гарантии, предоставляемые распространенному материалу, за который были осуждены заявители, не могут достигать того же уровня защиты, который был бы обеспечен в рамках политической дискуссии. Из этого следует, что характер рассматриваемой информации и уравновешивающие интересы, упомянутые выше, таковы, что позволяют государству получить широкую свободу усмотрения, которая при суммировании как в настоящем случае, делает ее особенно широкой».

Неий (Neij) и Сунде Кольмисоппи (Sunde Kolmisoppi) против Швеции, 2013  

Неий (Neij) и Сунде Кольмисоппи (Sunde Kolmisoppi) против Швеции, жалоба no. 40397/12, решение от 19 февраля 2013

Это дело касалось жалобы двух соучредителей «The Pirate Bay», одного из крупнейших в мире веб-сайтов для обмена файлами торрентов, что обвинение их в соучастии в нарушающих Закон об авторском праве преступлениях нарушило их свободу выражения мнения.

Суд признал жалобу неприемлемой как явно необоснованную и утверждал, что коллективное использование или предоставление другим лицам доступа к подобным материалам в Интернете, а также к материалам, защищенным авторским правом и предназначенным для получения прибыли, охватывается правом на «получение и распространение информации» согласно статье 10 (свобода выражения мнения) Конвенции. Вместе с тем он посчитал, что национальные суды справедливо сбалансировали конкурирующие интересы - право заявителей получать и распространять информацию и необходимость защиты авторских прав - при осуждении заявителей.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-117513

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-7408

«Договаривающиеся государства имеют широкую свободу усмотрения, когда они регулируют свободу выражения мнения в коммерческой сфере, учитывая, что объем выражения мнения должен быть сужен, если речь идет о выражении не строго «коммерческого» характера, а об участии лицо, ставшего объектом высказивания, в дискуссии, касающейся общественных интересов».

Эшби Дональд (Ashby Donald) и др. против Франции, 2013  

Эшби Дональд (Ashby Donald) и другие против Франции, жалоба no. 36769/08, решение от 10 января 2013

Это дело касалось обвинения модных фотографов за нарушение авторских прав в связи с публикацией на интернет-сайте управляемой двумя заявителями модной компании без разрешения вовлеченных домов моды фотографий, сделанных другим заявителем на показе мод в 2003 году.

Суд постановил, что не было нарушения статьи 10 (свобода выражения мнения) Конвенции. При обстоятельствах дела и уважении к особенно широкой свободе усмотрения, открытой для национальных властей, характер и серьезность санкций, наложенных на заявителей, не были такими, чтобы Суд мог обнаружить, что вмешательство, о котором идет речь, было несоразмерным преследуемой цели.

Judgement (только на французском): http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-115979

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-7393

Уголовный приговор по делам об авторском праве и ущерб могут быть пропорциональными

«Наконец, Суд подтверждает, что характер и тяжесть назначенных наказаний являются факторами, которые следует учитывать при оценке пропорциональности вмешательства в свободу выражения мнения, гарантированную статьей 10. В настоящем деле Суд считает, что тюремное заключение и размер ущерба не могут считаться непропорциональными. Придя к такому выводу, Суд обращает внимание на то, что национальные суды установили, что заявители не предприняли никаких действий для удаления упомянутых торрент-файлов, несмотря на то, что им было настоятельно предложено это сделать. Вместо этого они были безразличны к тому факту, что работы, защищенные авторским правом, были предметом деятельности по обмену файлами (...) "

Неий (Neij) и Сунде Кольмисоппи (Sunde Kolmisoppi) против Швеции, 2013  

Неий (Neij) и Сунде Кольмисоппи (Sunde Kolmisoppi) против Швеции, жалоба no. 40397/12, решение от 19 февраля 2013

Это дело касалось жалобы двух соучредителей «The Pirate Bay», одного из крупнейших в мире веб-сайтов для обмена файлами торрентов, что обвинение их в соучастии в нарушающих Закон об авторском праве преступлениях нарушило их свободу выражения мнения.

Суд признал жалобу неприемлемой как явно необоснованную и утверждал, что коллективное использование или предоставление другим лицам доступа к подобным материалам в Интернете, а также к материалам, защищенным авторским правом и предназначенным для получения прибыли, охватывается правом на «получение и распространение информации» согласно статье 10 (свобода выражения мнения) Конвенции. Вместе с тем он посчитал, что национальные суды справедливо сбалансировали конкурирующие интересы - право заявителей получать и распространять информацию и необходимость защиты авторских прав - при осуждении заявителей.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-117513

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-7408

Дела Суда справедливости ЕС:

GS Media BV против Sanoma Media Netherlands BV и др. - C-160/15 (2016) - Гиперссылки, предоставляющие доступ к защищенным произведениям, доступным на другом веб-сайте без согласия правообладателя

Дело C-160/15 GS Media BV против Sanoma Media Netherlands BV, решение от 8 сентября 2016

Суд ЕС постановил, что статью 3 (1) Директивы 2001/29/EC Европейского парламента и Совета от 22 мая 2001 года по гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе следует толковать таким образом, что для установления является ли факт публикации на веб-сайте гиперссылок на защищенные авторским правом произведения, находящиеся в свободном доступе на другом веб-сайте без согласия обладателя, «сообщением для всеобщего сведения» в рамках смысла этого положения, необходимо определить, предоставляются ли эти ссылки без цели получения материальной выгоды лицом, которое не знает или не может разумно знать о незаконном характере публикации этих работ на этом другом веб-сайте или же, напротив, эти ссылки предоставляются для такой цели, ситуация, в которой это знание предполагается.

Full decision: http://curia.europa.eu/juris/document/document.jsf?text=&docid=183124&pageIndex=0&doclang=EN&mode=lst&dir=&occ=first&part=1&cid=873114

Scarlet против SABAM (C360-10) - 2012 - Предписание в отношении оператора связи (итернет-првайдера), которое обязывает его установить систему фильтрации произведений, защищенных авторским правом

Дело C-70/10 Scarlet против SABAM - от 24 ноября 2011

Суд ЕС постановил, что на потсавщика услуг не может распространяться судебное предписание на установку системы фильтрации сообщений, в частности тех, которые связаны с использованием однорангового програмного обеспечения, проходящих через его службы, которая применялась бы без разбора ко всем его клиентам в качестве превентивной меры исключительно за свой счет и на неограниченный период и которая могла бы идентифицировать в сети этого провайдера движение электронных файлов, содержащих музыкальные, кинематографические или аудиовизуальные работы, на которые, по утверждению заявителя, он имеет интеллектуальные права собственности с намерением блокировать общественный доступ к произведениям во избежание нарушения авторских прав.

Full decision: http://curia.europa.eu/juris/document/document.jsf?text=&docid=115202&pageIndex=0&doclang=EN&mode=lst&dir=&occ=first&part=1&cid=854226

SABAM против Netlog (C-70/10) – 2011 Предписание в отношении хостинг-провайдера, которое обязывает его установить систему фильтрации произведений, защищенных авторским правом

Дело C-360/10 SABAM против Netlog - от 16 февраля 2012

Суд ЕС посчитал, что директивы ЕС запрещают национальному суду предписывать потсавщику услуг хостинга установку системы фильтрации информации, которую хранят на его серверах пользователи службы, которая применялась бы без разбора ко всем его клиентам в качестве превентивной меры исключительно за свой счет и на неограниченный период и которая могла бы идентифицировать в сети этого провайдера движение электронных файлов, содержащих музыкальные, кинематографические или аудиовизуальные работы, на которые, по утверждению заявителя, он имеет интеллектуальные права собственности с намерением блокировать общественный доступ к произведениям во избежание нарушения авторских прав.

Full decision: http://curia.europa.eu/juris/document/document.jsf?text=&docid=119512&pageIndex=0&doclang=EN&mode=lst&dir=&occ=first&part=1&cid=854226

Другие ограничения
(национальная безопасность, охрана здоровья или нравственности, судебные разбирательства)

В пункте 2 статьи 10 Конвенции перечислены интересы, которые могут быть защищены при ограничении права на свободу выражения. Помимо интересов защиты репутации или прав других лиц или предотвращения раскрытия конфиденциальной информации, которые обсуждались в предыдущих главах, другие интересы следующие:

  • национальная безопасность, территориальная целостность или общественная безопасность; предотвращение беспорядков или преступлений;
  • охрана здоровья и нравственности;
  • поддержание авторитета и беспристрастности судебных органов.

Даже если при чтении параграфа 2 статьи 10 кто-то может подумать, что текст Конвенции допускает полное ограничение права на свободу выражения мнения, при перечисленных интересах, судебная практика ЕСПЧ подробно описала, когда такое ограничение может быть «необходимым» в демократическом обществе », а также, когда это может быть не так, и имеет место право на свободу выражения мнения.

Несмотря на то, что есть дела, по которым ЕСПЧ поддерживает ограничения выражения мнения, существует также множество дел, когда государства-члены Совета Европы действовали в нарушение статьи 10 при попытке защитить перечисленные выше интересы.

Например, необходимость защиты национальной безопасности допускает ограничения права на свободу выражения мнения, но власти должны доказать, что эти ограничения действительно необходимы в демократическом обществе.

С другой стороны, в том, что касается порнографии и богохульства, они могут быть легко ограничены в интересах охраны здоровья и нравственности населения. Защита прав детей имеет первостепенное значение. Детская порнография является незаконной.

element cheieКлючевые аспекты соответствующих дел ЕСПЧ:


Ограничения свободы выражения мнения в интересах национальной безопасности - только при наличии доказательства наличия такой необходимости в демократическом обществе

«Хотя пресса не должна выходить за границы, установленные, в частности, для защиты жизненно важных интересов государства, таких как национальная безопасность или территориальная целостность, против угрозы насилия или для предотвращения беспорядков или преступлений, тем не менее у прессы есть обязательство распространять информацию и идеи по политическим вопросам, включая спорные. Мало того, что пресса несет ответственность за передачу такой информации и идей; общественность имеет право на их получение. Свобода прессы дает общественности одно из лучших средств для выявления и формирования мнения по вопросу идей и установок политических лидеров».

Сюрек (Sürek) и Оздемир (Özdemir) против Турции [Большая Палата], 1999  

Сюрек (Sürek) и Одземир (Özdemir) против Турции [Большая Палата], жалобы no. 23927/94 и 24277/94, решение от 8 июля 1999

Владелец и главный редактор газеты подали жалобу в Европейский суд по правам человека после того, как национальные власти Турции осудили каждого на шесть месяцев лишения свободы и приказали выплатить штраф. Они были осуждены за распространение пропаганды против целостности государства и за подстрекательство к терроризму после публикации интервью члена Рабочей партии Курдистана (РПК), организации, объявленной незаконной в Турции. Европейский суд по правам человека обнаружил, что имело место нарушение статьи 10.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-58278

Юридические выводы и комментарии: https://globalfreedomofexpression.columbia.edu/cases/surek-ozdemir-v-turkey/

«Суд обратил особое внимание на термины, используемые в этих статьях, и на контекст их публикации с учетом обстоятельств, связанных с рассмотренными делами, в частности на трудности, связанные с борьбой с терроризмом. Он находит, что в оспариваемых статьях не было никаких намеков на применение насилия, вооруженного сопротивления или восстания и что они не представляют собой языка вражды, что, по его мнению, является существенным элементом, который необходимо принять во внимание».

Дело "Баяр (Bayar) Гурбуз (Gürbüz) против Турции", 2012  

Баяр (Bayar) и Гурбюз (Gürbüz) против Турции, жалоба no. 37569/06, решение от 27 ноября 2012

Заявители, владелец и главный редактор ежедневной газеты, были оштрафованы за публикации в газете двух статей, которые национальные суды охарактеризовали как передачу заявлений незаконной вооруженной организации. Европейский суд по правам человека установил, что, оштрафовав их за публикацию этих заявлений, Турция нарушила статью 10.

Judgement (French only): http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-114773

Юридические выводы и комментарии:

«Оспариваемая статья связана с РПК и содержит призыв к использованию вооруженной силы в качестве средства для достижения национальной независимости Курдистана. (...). В таком контексте содержание статьи должно рассматриваться как способное подстрекать к дальнейшему насилию в регионе. Действительно, посыл, адресованный читателю, заключается в том, что обращение к насилию является необходимой и оправданной мерой самозащиты перед лицом агрессора. Именно с этой точки зрения Суд считает, что причины, изложенные государством-ответчиком в отношении осуждения заявителя, являются как соответствующими, так и достаточными для обоснования вмешательства в право заявителя на свободу выражения мнения. Суд подтверждает, что сам факт того, что «информация» или «идеи» оскорбляют, шокируют или смущают, недостаточен для обоснования этого вмешательства (см. п. 36 выше). Однако в данном случае речь идет о подстрекательстве к насилию».

Дело «Сюрек (Sürek) против Турции (№ 3)», 1999  

Сюрек (Sürek) против Турции (No. 3), жалоба no. 24735/94, решение от 8 июля 1999

Владельцу газеты турецкими властями были предъявлены обвинения в распространении пропаганды против неделимости государства и ему было приказано заплатить штраф. Обвинение было следствием комментария, опубликованного в газете, которой он владел. Суд установил, что интересы в защите национальной безопасности и территориальной целостности в конкретном контексте дела пропорциональны ограничению свободы выражения мнения, поскольку формулировка статьи не просто оскорбительная, шокирующая или возмутительная, но обладает способностью подстрекать к насилию.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-58281

Юридические выводы и комментарии: https://rm.coe.int/168007ff48

Порнография и богохульство могут быть ограничены для защиты здоровья или нравственности

(...) в контексте религиозных верований может считаться законным включение к ограничениям свободы слова такой обязанности, как избегать, насколько это возможно, оскорбительных комментарием по отношению к объектам поклонения (...). (...) более широкая свобода усмотрения, как правило, доступна Договаривающимся государствам при регулировании свободы выражения мнения в отношении вопросов, которые могут оскорбить интимные личные убеждения в сфере нравственности или, в особенности, религии.
Более того, как и в области нравственности и, возможно, в еще большей степени, нет единой европейской концепции требований по «защите прав других» в отношении нападений на их религиозные убеждения. (...).

Вингроув (Wingrove) против Соединенного Королевства, 1996   

Уингроу (Wingrove) против Соединенного Королевства, жалоба no. 17419/90, решение от 25 ноября 1996

Найджел Уингроу, британский режиссер, сценарист и режиссер короткометражного фильма «Видения экстаза». Британское управление классификации фильмов отказало в предоставлении фильму сертификата, поскольку обнаружило, что фильм нарушает уголовное законодательство, запрещающее богохульство. Европейский суд по правам человека оставил в силе отказ Управления выдать классификационный сертификат, обосновывая, что вмешательство было надлежащим образом предписано законом и преследовало законную цель защиты христианской веры от кощунственных выражений.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-58080

Юридические выводы и комментарии:

«Кроме того, Суд отмечает, что это было бы возможно для заявителя избежать нанесения ущерба и, следовательно, осуждения, продолжая заниматься своим бизнесом, гарантируя, чтобы ни одна из [порнографических] фотографий не была бы доступна на бесплатной странице предварительного просмотра (где не было возрастных проверок). Он решил не делать этого, без сомнения, потому что он надеялся привлечь больше клиентов, оставив фотографии на бесплатной странице предварительного просмотра».

Перрин (Perrin) против Соединенного Королевства. 2005  

Перрин (Perrin) против Соединенного королевства, жалоба no. 5446/03, решение от 18 октября 2005

Дело касалось свободы выражения мнения отдельного лица, являющегося собственником порнографического сайта. На на первой странице веб-сайта были свободно размещены фотографии копрофилии, копрофагии и фелляции, и поэтому издатель был осужден в Соединенном Королевстве на 30-месячный тюремный срок на основании Закона о непристойных публикациях. Европейский суд по правам человека единогласно признал жалобу неприемлемой.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-70899

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-3684

Защита прав детей имеет первостепенное значение

«По мнению Суда, в таких делах, как это, когда преступление было совершено несовершеннолетним, не достигшим установленного законом возраста уголовной ответственности и не считающимся ответственным за свои действия, право журналиста распространять информацию о серьезном уголовном преступленим должно иметь меньшее значение, чем право несовершеннолетнего на эффективную защиту его личной жизни.
Не может быть никаких сомнений в том, что его неоднократное упоминание в прессе в связи с предосудительным (...) инцидентом было особенно вредно для морального и психологического развития г-на В. и его личной жизни.


Суд делает вывод из вышеизложенного, что публикация заявителем имен несовершеннолетних правонарушителей и официальных занимаемых их родственниками должностей не вносила никакого вклада в обсуждение вопроса, вызывающего законную общественную озабоченность. Хотя эта информация ранее была опубликована в других газетах, гражданская ответственность, наложенная на заявителя, была оправдана в этих обстоятельствах необходимостью предотвращения дальнейшего распространения в прессе сведений о личной жизни заявителей».

Алексей Овчинников против России, 2010  

Алексей Овчинников (Aleksey Ovchinnikov) против России, жалоба no. 24061/04, решение от 16 декабря 2010

Европейский суд по правам человека признал отсутствие нарушения права на свободу выражения мнения в деле, когда журналист обратился с жалобой на результаты гражданского иска о диффамации, согласно которому он был обязан выплатить (небольшую) сумму ущерба. В рассматриваемых статьях содержалась информация о событиях, в которых участвовали несовершеннолетние, выходцы из семей государственных лиц.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-102322

«Хотя свобода выражения мнения и конфиденциальность сообщений являются первоочередными вопросами, а пользователи телекоммуникационных услуг и Интернета должны иметь гарантию соблюдения их личной неприкосновенности и свободы выражения мнения, такая гарантия не может быть абсолютной и должна уступать другим законным императивам, таким как предотвращение беспорядков или преступлений или защита прав и свобод других лиц».

К.У. (K.U.) против Финляндии, 2008  

К.У. (K.U.) против Финляндии, жалоба no. 2872/02, решение от 2 декабря 2008

Дело касалось неудачи национальных властей Финляндии в защите права на неприкосновенность частной жизни несовершеннолетнего, фотография которого была опубликована неизвестным лицом или лицами на веб-сайте с объявлением, в котором утверждалось, что несовершеннолетний искал интимного взаимодействия с мальчиком своего возраста или старше. Национальные суды поддержали отказ Интернет-провайдера в раскрытии личности лица, опубликовавшего фотографию, контактную информацию и вводящее в заблуждение объявление. Отказ основывался на законе, действовавшем в то время, принятом в целях защиты свободы выражения мнения, законе, запрещающем раскрытие личности пользователей. Европейский суд по правам человека, единогласно постановил, что имело место нарушение права несовершеннолетнего на неприкосновенность частной жизни.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-89964

Юридические выводы и комментарии:

Судебное разбирательство налагает более строгие обязательства на тех, кто отчитывается перед общественностью

«(...) было бы немыслимо считать, что не может быть предварительного или одновременного обсуждения предмета судебного разбирательства в другом месте, будь то в специализированных журналах, в общей прессе или среди широкой общественности. Не только средства массовой информации должны передавать такую информацию и идеи: общественность также имеет право на их получение».

Дюпюи (Dupuis) и др. против Франции, заявление №. 1914/02, 7 июня 2007  

Дюпюи (Dupuis) и другие против Франции, жалоба no. 1914/02, решение от 7 июня 2007

Европейский суд по правам человека постановил, что имело место нарушение статьи 10 в деле, по которому журналисты были оштрафованы за распространение незаконно полученной информации из уголовного расследования, ожидающего выяснения. Суд установил, что опубликованная информация касается вопросов, представляющих общественный интерес.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-80903

Юридические выводы и комментарии:

«Необходимо учитывать, что каждый человек имеет право на осуществление гарантий справедливого судебного разбирательства, изложенных в пункте 1 статьи 6 Конвенции, которые в уголовном судопроизводстве включают право на беспристрастный суд. (...) Как уже отмечал Суд, «[t] журналистам следует принимать это во внимание при комментировании рассматриваемого уголовного разбирательства, поскольку допустимые пределы комментирования могут не распространяться на заявления, которые могут нанести ущерб, независимо от того, является ли они преднамеренными или нет. Подобные комментарии могут поменять шансы подсудимого на получение справедливого судебного разбирательства, или подорвать доверие общественности к роли судов в отпущении правосудия в уголовных делах. (...)».»

Дюпюи (Dupuis) и др. против Франции, заявление №. 1914/02, 7 июня 2007  

Дюпюи (Dupuis) и другие против Франции, жалоба no. 1914/02, решение от 7 июня 2007

Европейский суд по правам человека постановил, что имело место нарушение статьи 10 в деле, по которому журналисты были оштрафованы за распространение незаконно полученной информации из уголовного расследования, ожидающего выяснения. Суд установил, что опубликованная информация касается вопросов, представляющих общественный интерес.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-80903

Юридические выводы и комментарии:

Лицензирование

Существует общее понимание, отраженное в европейских правовых системах и судебной практике ЕСПЧ, о том, что не должно существовать никаких систем лицензирования для печатных изданий.

Государства не должны иметь права влиять на появление на рынке новой публикации, которая обязательно подразумевает соответствующее ее размещение в Интеренете. Это основной принцип свободы прессы.

Тем не менее, существует также общая позиция по тому, что для вещательных СМИ должна существовать система лицензирования. Это ограничение, как утверждается, связано, в частности, с практическим вопросом ограниченного наличия спектра радиовещания, и это порождает дополнительные ограничения, такие как наличие национального законодательства о вещании, которое устанавливает ограничительные условия для вещания (например, ограничительное программные требования). Национальные органы надзора за радиовещанием создаются в европейских государствах для внедрения такого законодательства.

Статья 10, п.1 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Свобода выражения мнения


«(...) Настоящая статья не ограничивает государства в требовании лицензирования вещательных, телевизионных или кинокомпаний.

element cheieКлючевые аспекты соответствующих дел ЕСПЧ:

Отказ в регистрации публикации должен быть объективной и предсказуемой мерой «cоответствующий закон должен четко указывать на обстоятельства, при которых такие ограничения допустимы, и, тем более, когда в рамках сдерживания, как и в этом деле, публикация периодического издания полностью блокируется. Это связано с потенциальной угрозой того, что такие предварительные ограничения по самой своей природе представляют собой опасность для свободы выражения мнения, гарантированной статьей 10».

Гаведа (Gaweda) против Польши, 2002  

Гаведа (Gawęda) против Польши, жалоба No. 26229/95, решение от 14 марта 2002

Дело касалось отказа польских властей от регистрации названий двух периодических изданий, утверждая, что их названия «противоречат действительности». Европейский суд по правам человека признал нарушение статьи 10.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-60325

Юридические выводы и комментарии:

Аудиовизуальные СМИ могут регулироваться более строго, чем пресса

«​Государствам разрешено регулировать способ организации вещания на их территории, особенно в его технических аспектах, системой лицензирования (...). Технические аспекты, несомненно, важны, но решение о предоставлении или отказе от выдачи лицензии также может быть обусловлено другими соображениями, включая такие, как характер и цели предлагаемой станции, ее потенциальную аудиторию на национальном, региональном или местном уровне, права и потребности конкретной аудитории и обязательства, вытекающие из международно-правовых документов.

Дело “Информационсферайн Лентиа” (Informationsverein Lentia) и другие против Австрии, 1993  

Дело Информационсферайн Лентиа (Informationsverein Lentia) и других против Австрии, жалоба no. 13914/88; 15041/89; 15717/89; 15779/89; 17207/90, решение от 24 ноября 1993

Европейский суд по правам человека обнаружил нарушение статьи 10 при сохранении австрийскими властями монополии на аудиовизуальную сферу.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-57854

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-9742

Плюрализм - ключ к свободному обмену информацией и идеями

(...) Суд часто подчеркивал основополагающую роль свободы выражения мнения в демократическом обществе, в частности, через прессу происходит распространение информации и идей, представляющих общественный интерес, которые общественность также имеет право получать (.. .). Такое обязательство не может быть успешно реализовано, если оно не основано на принципе плюрализма, по которому государство является конечным гарантом. Это наблюдение особенно актуально в отношении аудиовизуальных СМИ, чьи программы часто крайне масштабно транслируются». Дело “Информационсферайн Лентиа” (Informationsverein Lentia) и другие против Австрии, 1993  

Дело Информационсферайн Лентиа (Informationsverein Lentia) и других против Австрии, жалоба no. 13914/88; 15041/89; 15717/89; 15779/89; 17207/90, решение от 24 ноября 1993

Европейский суд по правам человека обнаружил нарушение статьи 10 при сохранении австрийскими властями монополии на аудиовизуальную сферу.

Judgement: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-57854

Юридические выводы и комментарии: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=002-9742

In order to promote its content and to allow using it in any derivative works as much as possible, this brochure is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.